Решение № 2-696/2018 от 16.04.2018 Железнодорожного районного суда г. Пензы (Пензенская область)

Дело №2-696/2018

Р Е Ш Е Н И Е

Именем Российской Федерации

г.Пенза «16» апреля 2018 года

Железнодорожный районный суд г.Пензы в составе:

председательствующего судьи Титовой Н.С.,

при секретаре Кузнецовой К.Ю.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску К.А.В. к ЗАО «Элеком» о признании договора купли-продажи и дополнительного соглашения недействительными, применении последствий недействительности сделки, —

у с т а н о в и л :

К.А.В. обратился в суд с вышеназванным иском к М.Н.С. и ЗАО «Элеком», указав, что на основании договора купли-продажи недвижимого имущества от 15.08.2005 года и дополнительного соглашения к нему от 15.08.2005 года ему и М.Н.С. принадлежит на праве общей долевой собственности нежилое помещение (гальванический корпус), общей площадью 3 628 кв.м. в литере Б, расположенное по адресу: &lt,адрес&gt,, условный номер . Право собственности подтверждено свидетельствами о государственной регистрации права, согласно которым ему принадлежит 1/10 доли, М.Н.С. — 9/10 доли.

М.Н.С. подано исковое заявление о выделе в натуре доли общей долевой собственности на нежилое (производственное) помещение общей площадью 3 628 кв.м. в лит. Б по адресу: &lt,адрес&gt,. Им подано встречное исковое заявление. При рассмотрении данного иска в ходе проведения судебной экспертизы ему стало известно, что в состав принадлежащего ему на праве собственности нежилого помещения входят помещения общего пользования (заключение эксперта №2571/2, 2572-2 от 15.12.2017 года). Экспертом было установлено расхождение между данными технического паспорта и свидетельствами о государственной регистрации права собственности, а также наличие помещений общего пользования в нежилом помещении, принадлежащим сторонам спора (подвал, лестничные марши, лифты, лифтовые шахты, туалеты, коридоры и т.д.). Причем площадь данных помещений значительна: для него она составляет 98,24 кв.м., для М.Н.С. — 884,16 кв.м.

При приобретении нежилого помещения в 2005 году о местах общего пользования в договоре купли-продажи не указывалось. Денежные средства оплачивались только за нежилое помещение, которое можно было полностью использовать для производства.

В договоре купли-продажи недвижимого имущества от 15.08.2005 года и дополнительном соглашении к нему от 15.08.2005 года не указан перечень приобретаемых помещений. Нежилое помещение, являющееся предметом договора, не сформировано как единый объект. Переданные помещения расположены на разных этажах. Описание объекта и кадастровый номер нежилого помещения в договоре от 15.08.2005 года отсутствуют. Следовательно, при заключении договора не был определен предмет договора. В договоре купли-продажи от 15.08.2005 года и дополнительном соглашении к нему от 15.08.2005 года не указаны какие помещения продаются, на каких этажах, нежилое помещение не имеет кадастрового номера, имеются расхождения между площадью помещения, указанной в договоре и техническом паспорте.

Включение в договор купли-продажи мест общего пользования напрямую затрагивает права всех собственников здания, поэтому является незаконным. Продавец распорядился чужим имуществом, а именно местами общего пользования, которые должны находиться в общей собственности всех собственников здания. Площадь мест общего пользования, включенных в договор купли-продажи, составляет 982,4 кв.м., т.е. является значительной.

Отношения собственников помещений, расположенных в нежилом здании, возникающие по поводу общего имущества в таком здании, прямо законом не урегулированы. Поэтому в соответствии с п.1 ст.6 ГК РФ к указанным отношениям подлежат применению нормы законодательства, регулирующие сходные отношения, в частности ст.ст.249, 289, 290 ГК РФ.

В силу изложенного собственнику отдельного помещения в здании во всех случаях принадлежит доля в праве общей собственности на общее имущество здания.

При рассмотрении споров судам следует исходить из того, что к общему имуществу здания относятся, в частности, помещения, предназначенные для обслуживания более одного помещения в здании, а также лестничные площадки, лестницы, холлы, лифты, лифтовые и иные шахты, коридоры, технические этажи, чердаки, подвалы, в которых имеются инженерные коммуникации, иное обслуживающее более одного помещения в данном здании оборудование (технические подвалы), крыши, ограждающие несущие и ненесущие конструкции этого здания, механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование, находящееся за пределами или внутри помещений и обслуживающее более одного помещения.

Согласно п.3 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N64 от 23.07.2009 года О некоторых вопросах практики рассмотрения споров о правах собственников помещений на общее имущество здания право общей долевой собственности на общее имущество принадлежит собственникам помещений в здании в силу закона вне зависимости от его регистрации в ЕГРП.

В силу п.9 этого же Постановления, если общим имуществом владеют собственники помещений в здании (например, владение общими лестницами, коридорами, холлами, доступ к использованию которых имеют собственники помещений в здании), однако право индивидуальной собственности на общее имущество зарегистрировано в реестре за одним лицом, собственники помещений в данном здании вправе требовать признания за собой права общей долевой собственности на общее имущество. Суд рассматривает это требование как аналогичное требованию собственника об устранении всяких нарушений его права, не соединенных с лишением владения (статья 304 ГК РФ).

Таким образом, нарушение права общей долевой собственности собственников помещений на общее имущество здания заключается в наличии и сохранении записи об индивидуальном праве собственности ответчика на это имущество. Данное нарушение может также проявляться, например, в препятствовании осуществлению права всех сособственников предоставлять общее имущество здания в пользование третьим лицам (п.7 Постановления от 23.07.2009 года №64, Постановление Президиума ВАС РФ от 27.07.2011 года №1457/11 по делу ).

В связи с тем, что на дату подписания договора купли-продажи нежилое помещение не представляло собой самостоятельного объекта недвижимости, общая площадь помещения не соответствовала площади, указанной в договоре, отсутствовал кадастровый номер отчуждаемого объекта недвижимости, помещения общего пользования площадью 982,4 кв.м. не принадлежали на праве собственности продавцу, считает, что договор купли-продажи в силу ст.ст.166, 167, 168 ГК РФ является недействительным, заключенным в нарушение требований закона.

На основании изложенного просит признать договор купли-продажи недвижимого имущества от 15.08.2005 года и дополнительное соглашение к нему от 15.08.2005 года недействительными, возвратить стороны договора купли-продажи в первоначальное состояние, возвратив ЗАО «Элеком» нежилое помещение, указанное в договоре купли-продажи недвижимого имущества от 15.08.2005 года и дополнительном соглашении от 15.08.2005 года, а К.А.В. и М.Н.С. — денежные средства в сумме 1 274 400 рублей.

В ходе рассмотрения дела истец уточнил обоснование иска, указав, что при заключении договора купли-продажи нежилого помещения (гальванического корпуса) общей площадью 3 628 кв.м в литере Б, расположенного по адресу: &lt,адрес&gt,, условный номер , он, как покупатель был введен в заблуждение относительно предмета договора. Нежилое помещение было указано в договоре как самостоятельный объект недвижимости, находящийся в частной собственности без каких-либо обременений и исключений. Тогда как экспертным путем установлено, что все помещения подвала площадью 574,8 кв.м., а также 12 помещений на 1-м этаже, 10 помещений на 2-м этаже, 11 помещений на 4-м этаже являются общей собственностью всех собственников здания. Причем ? доли всех указанных помещений принадлежит АО «НИИЭМП», которое является собственником 3-го этажа здания.

Полагает, что продавец не вправе был распоряжаться имуществом, которое является общей собственностью, распорядиться в дальнейшем данным имуществом или использовать его для производственных целей он не сможет. Поэтому помимо указанных оснований договор купли-продажи недвижимого имущества от 15.08.2005 года и дополнительное соглашение к нему от 15.08.2005 года являются недействительными в силу п.1, пп.2 п.2 ст.178 ГК РФ (заблуждение относительно предмета сделки).

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

Одновременно истец от заявленных исковых требований к М.Н.С. отказался, в связи с чем определением Железнодорожного районного суда г.Пензы от 28.03.2018 года производство по делу по иску К.А.В. к М.Н.С. о признании договора купли-продажи и дополнительного соглашения недействительными, применении последствий недействительности сделки прекращено, в связи с отказом от иска в этой части.

Истец К.А.В. в судебном заседании заявленные требования поддержал и пояснил, что в 2005 году непосредственно участвовал при совершении оспариваемой сделки, в том числе от имени М.Н.С. по доверенности, обговаривал условия договора с директором ЗАО «Элеком» Ш.В.Н. По договору приобретались 1, 2, 4 этажи нежилого здания по адресу: &lt,адрес&gt,, а также подвал общей площадью 3 628 кв.м. Третий этаж здания как на тот момент, так и в настоящее время принадлежит АО «НИИЭМП». При заключении договора он осматривал все помещения здания, знакомился с техническим паспортом на него, составленным по состоянию на 2011 год. В 2005-2007 годах в здании была произведена перепланировка, в связи с чем площадь помещения изменилась в сторону увеличения. После перепланировки в 2014 году был изготовлен новый технический паспорт. В 2017 году после проведения экспертизы в рамках гражданского дела по иску М.Н.С. о выделе в натуре доли общей долевой собственности было установлено, что по договору купли-продажи от 15.08.2005 года ему и М.Н.С. ЗАО «Элеком» были также проданы помещения, предназначенные для обслуживания более одного помещения в здании, лестницы, лестничные площадки, коридоры и др., относящиеся к общему имуществу здания, что не соответствует требованиям закона. На момент покупки нежилого здания ему об этом известно не было, таким образом, он заблуждался относительно предмета сделки, что является основанием для признания спорного договора купли-продажи недействительным. Просил иск удовлетворить.

Представитель истца Г.О.Л., действующий на основании доверенности, в судебном заседании заявленные требования поддержал, просил суд их удовлетворить, пояснив по обстоятельствам, изложенным иске и в письменных дополнениях к исковому заявлению.

Представитель ответчика ЗАО «Элеком», будучи извещенный о времени и месте рассмотрения дела надлежащим образом, в судебное заседание не явился, о причинах своей неявки суду не сообщил.

В судебном заседании представители третьего лица М.Н.С.Д.И.В. и Г.А.Г., действующие на основании ордера от 13.04.2018 года и доверенности соответственно, с иском не согласилась и пояснили, что истец не мог заблуждаться относительно предмета сделки, поскольку в техническом паспорте по состоянию на 2011 год на нежилое помещение по адресу: &lt,адрес&gt,, указаны все помещения, входящие в Литер Б, в том числе, коридоры, лестничные клетки, лифты и др. Эти же помещения указаны и в новом техническом паспорте, составленном по состоянию на 10.07.2014 года. Истцу никто не препятствовал произвести замеры помещений, сравнить их с техническим паспортом. Идентифицировать объект можно по кадастровому (условному) номеру. Таким образом, К.А.В. не мог не знать, что по договору купли-продажи им были приобретены также и помещения, относящиеся к общему имуществу. Договор купли-продажи от 15.08.2005 года и дополнительное соглашение к нему были подписаны, никаких разногласий у сторон сделки друг к другу не имелось. Сделка сторонами исполнена, имущество продавцом передано покупателем на основании акта приема-передачи, право собственности на нежилое здание зарегистрировано в Управлении Росреестра по Пензенской области. На протяжении более десяти лет истец и М.Н.С. используют нежилое здание по адресу: &lt,адрес&gt,. М.Н.С. считает, что он не был заблужден относительно предмета договора, о приобретаемом имуществе ему было известно со слов К.А.В., который непосредственно занимался оформлением сделки. Считают, что К.А.В. выбран ненадлежащий способ защиты права, в его действиях усматривается злоупотребление правом, поскольку в настоящее время в производстве Железнодорожного районного суда г.Пензы имеется гражданское дело по иску М.Н.С. о выделе в натуре доли общей долевой собственности на нежилое (производственное) помещение общей площадью 3 628 кв.м. в лит. Б по адресу: &lt,адрес&gt,. Просили в иске отказать.

Третье лицо М.Н.С. в судебное заседание не явился, о времени и месте рассмотрения дела был извещен.

Представитель третьего лица АО «НИИЭМП» М.Ю.Н., действующая на основании доверенности, в судебном заседании пояснила, что АО «НИИЭМП» не ведет свою деятельность с 1995 года. Ранее нежилое здание по адресу: &lt,адрес&gt, полностью принадлежало их организации и ЗАО «Реком» (в настоящее время ЗАО «Элеком»), являлось единым имущественным комплексом. В 1995 году произошел раздел на две организации, в результате чего АО «НИИЭМП» в собственность перешел третий этаж этого здания. С 1995 года и по настоящее время производственные помещения АО «НИИЭМП» не используются, находятся на консервации. В техническом паспорте от 2009 года на принадлежащие АО «НИИЭМП» помещения общей площадью 1 012 кв.м. также входят места общего пользования: лестница, лифт и др. Разрешение спора оставила на усмотрение суда.

Допрошенная в качестве эксперта Т.О.В. суду пояснила, что в рамках гражданского дела по иску М.Н.С. к К.А.В. о выделе в натуре доли в праве общей долевой собственности на нежилое помещение в декабре 2017 года ею была проведена строительно-техническая экспертиза, в ходе которой были осмотрены 1,2,4 этажи нежилого здания по адресу: &lt,адрес&gt,, а также подвальное помещение этого здания. Согласно техническому паспорту и свидетельству о государственной регистрации права от 09.11.2005 года общая площадь помещений составляет 3 628 кв.м., фактическая площадь спорного объекта меньше на 7,6 кв.м. Расхождение в площади связано с произведенными перепланировками в помещениях 1,2,4-го этажей и подвала, о чем имеется соответствующая запись в техническом паспорте. В ходе проведения экспертизы установлено, что в здании имеются общие помещения, которые предназначены для обслуживания более одного помещения в здании, лестничные площадки, лестницы, лифты, коридоры, подвал, в котором имеются инженерные коммуникации: в подвале это помещения №1-8, на 1-м этаже — помещения №№1,2, 22-31, на 2-м этаже — №№1,3,12,15-21, на 4-м этаже — №№1, 3а,21-29.

Суд, выслушав пояснения явившихся лиц, участвующих в деле, показания эксперта, изучив материалы дела, приходит к следующему.

В соответствии со ст.166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка). (ч.1)

Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено лицами, указанными в настоящем Кодексе.

Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом. Суд вправе применить такие последствия по собственной инициативе. (ч.2)

Статьей 167 ГК РФ предусмотрено, что недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах — если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

Согласно ст.168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

На основании ст.178 ГК РФ сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения.

Существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения.

Если сделка признана недействительной как совершенная под влиянием заблуждения, соответственно применяются правила, предусмотренные пунктом 2 статьи 167 настоящего Кодекса.

Указанные нормы Гражданского кодекса РФ приведены в редакции, действовавшей в момент совершения оспариваемой сделки (15 августа 2005 года) в силу п. 6 ст.3 Федерального закона N100-ФЗ от 07.05.2013 года О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации.

Как усматривается из материалов дела, 15 августа 2005 года между К.А.В., М.Н.С. (покупатели), с одной стороны, и ЗАО «Элеком» (продавец) с другой стороны, был заключен договор купли-продажи недвижимого имущества, по условиям которого продавец передал в собственность, а покупатели приняли и оплатили нежилое помещение (гальванический корпус) площадью 3 628 кв.м. в литере Б, находящееся по адресу: &lt,адрес&gt,.

Согласно п.1 данного договора права собственности распределяются следующим образом: К.А.В. переходит 1/10 доли в праве на нежилое помещение, М.Н.С. переходит 9/10 доли в праве на нежилое помещение.

Стоимость указанного объекта недвижимого имущества сторонами определена в 1 274 400 рублей. (п.4 договора)

Согласно п.5 договора купли-продажи оплата между сторонами производится покупателями пропорционально их долям после подписания договора в срок до 01 ноября 2005 года.

Расчет между сторонами по договору произведен полностью, на обратное стороны не ссылались.

15 августа 2005 года между К.А.В., М.Н.С., с одной стороны, и ЗАО «Элеком» с другой стороны, также было заключено дополнительное соглашение к договору купли-продажи недвижимого имущества от 15.08.2005 года и являющееся согласно п.4 его неотъемлемой частью, которым определен порядок пользования имуществом.

09 ноября 2005 года право общей долевой собственности на спорное нежилое помещение в размере 1/10 и 9/10 доли зарегистрировано за К.А.В. и М.Н.С. соответственно Управлением Росреестра по Пензенской области, что подтверждается свидетельствами о государственной регистрации права. (л.д.10,11)

Из пункта 7 договора купли-продажи от 15.08.2005 года следует, что продавец обязуется передать покупателю имущество, составляющее предмет настоящего договора и права, оговоренные в п.3 договора в течение 3-х дней с момента полной оплаты по акту приема-передачи.

Согласно п.8 договора купли-продажи покупатели обязуются принять имущество, составляющее предмет настоящего договора и права на него по акту приема-передачи в течение 3-х дней после перечисления его стоимости.

Акт приема-передачи недвижимого имущества — нежилого помещения (гальванического корпуса) площадью 3 628 кв.м. в литере Б, находящегося по адресу: &lt,адрес&gt,, подписан сторонами 03 ноября 2005 года.

Предъявляя исковые требования, К.А.В. ссылался на то, что был введен в заблуждение относительно предмета договора, сделка не соответствует требованиям закона, так как часть проданных помещения является общим имуществом здания, т.е. общей долевой собственностью всех собственников здания.

Из разъяснений Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ, изложенных в п.1 Постановления N64 от 23.07.2009 года О некоторых вопросах практики рассмотрения споров о правах собственников помещений на общее имущество здания, отношения собственников помещений, расположенных в нежилом здании, возникающие по поводу общего имущества в таком здании, прямо законом не урегулированы. Поэтому в соответствии с пунктом 1 стать 6 ГК РФ к указанным отношениям подлежат применению нормы законодательства, регулирующие сходные отношения, в частности статьи 249, 289, 290 ГК РФ. В силу изложенного собственнику отдельного помещения в здании во всех случаях принадлежит доля в праве общей собственности на общее имущество здания.

В пункте 2 того же Постановления указано, что при рассмотрении споров судам следует исходить из того, что к общему имуществу здания относятся, в частности, помещения, предназначенные для обслуживания более одного помещения в здании, а также лестничные площадки, лестницы, холлы, лифты, лифтовые и иные шахты, коридоры, технические этажи, чердаки, подвалы, в которых имеются инженерные коммуникации, иное обслуживающее более одного помещения в данном здании оборудование (технические подвалы), крыши, ограждающие несущие и ненесущие конструкции этого здания, механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование, находящееся за пределами или внутри помещений и обслуживающее более одного помещения.

В п. 3 данного Постановления указано, что право общей долевой собственности на общее имущество принадлежит собственникам помещений в здании в силу закона вне зависимости от его регистрации в ЕГРП.

Судом также установлено, что на момент приобретения К.В.А. и М.Н.С. спорного нежилого здания, часть помещений этого здания (3-й этаж) уже находились в собственности юридического лица АО «НИИЭМП», а не являлось единоличной собственностью продавца ЗАО «Элеком».

Согласно техническому паспорту на здание гальванический корпус литер Б, составленному БТИ Министерство жилищно-коммунального хозяйства 21.11.2001 года, в состав помещений нежилого здания по адресу: &lt,адрес&gt,, литер Б, помимо прочих, входят также общие помещения, которые предназначены для обслуживания более одного помещения в здании, лестничные площадки, лестницы, лифты, коридоры, подвал, в котором имеются инженерные коммуникации, поэтому данные помещения не могут находиться в единоличной собственности одного из собственников здания.

В то же время, включение в предмет договора помещений, относящихся к общему имуществу здания, не является основанием для признания договора в целом недействительным по иску лица, на имя которого в реестр внесена запись о праве индивидуальной собственности на помещения, относящиеся к общему имуществу.

Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N64 от 23.07.2009 года О некоторых вопросах практики рассмотрения споров о правах собственников помещений на общее имущество здания, на которое ссылается истец как основание для признания договора недействительным, дает разъяснение относительно порядка защиты права собственника отдельного помещения в здании на общее имущество здания.

Так, согласно п.9 вышеназванного Постановления в судебном порядке рассматриваются споры о признании права общей долевой собственности на общее имущество здания, в том числе в случаях, когда в реестр внесена запись о праве индивидуальной собственности на указанное имущество.

Если общим имуществом владеют собственники помещений в здании (например, владение общими лестницами, коридорами, холлами, доступ к использованию которых имеют собственники помещений в здании), однако право индивидуальной собственности на общее имущество зарегистрировано в реестре за одним лицом, собственники помещений в данном здании вправе требовать признания за собой права общей долевой собственности на общее имущество. Суд рассматривает это требование как аналогичное требованию собственника об устранении всяких нарушений его права, не соединенных с лишением владения (статья 304 ГК РФ).

Между тем, если лицо, на имя которого в реестр внесена запись о праве индивидуальной собственности на помещение, относящееся к общему имуществу, владеет таким помещением, лишая других собственников доступа в это помещение, собственники иных помещений в данном здании вправе обратиться в суд с иском об истребовании имущества из чужого незаконного владения (статья 301 ГК РФ), соединив его с требованием о признании права общей долевой собственности. На такие требования распространяется общий срок исковой давности (статья 196 ГК РФ).

Таким образом, Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ в Постановлении дал разъяснение в целях защиты прав собственника помещения в здании на общее имущество здания, на имя которого запись о праве индивидуальной собственности на помещения, относящиеся к общему имуществу, в реестр не внесена.

Также суд учитывает, что в ходе рассмотрения дела истцом в нарушение ст.56 ГПК РФ не представлено бесспорных доказательств тому, что его волеизъявление, выраженное в договоре купли-продажи, не соответствовало его действительным намерениям, а равно совершения им указанной сделки под влиянием заблуждения относительно предмета сделки, либо умышленном сообщении продавцом недостоверной информации относительно предмета договора.

На момент подписания договора купли-продажи и передачи К.А.В. и М.Н.С. по акту приема-передачи спорного недвижимого имущества, истец имел возможность и должен был проявить требовавшуюся в таких обстоятельствах осмотрительность, обычную для деловой практики совершения подобных сделок, осмотреть приобретаемое нежилое помещение, ознакомиться с техническим паспортном на него, в котором указаны все входящие в литер Б помещения, в том числе места общего пользования.

Вопреки доводам истца, объект, в отношении которого совершена сделка, сторонами согласован и определен в договоре, условия его эксплуатации также согласованы и были известны на момент заключения сделки. Однако на тот момент разногласий по предмету договора купли-продажи между покупателями и продавцом не имелось, претензий и замечаний по техническому состоянию и назначению помещений недвижимого имущества истец не предъявлял, гальванический корпус был передан продавцом ему и М.Н.С., который является собственником 9/10 доли в праве общей долевой собственности на спорное нежилое помещение, и возражает против признания сделки недействительной.

Расхождение в размерах площади помещений, выявленное в ходе проведения строительно-технической экспертизы, связано с произведенной истцом и М.Н.С. перепланировкой в здании.

Истец при совершении сделки знал, что третий этаж здания принадлежит другому юридическому лицу, поэтому став собственником нежилого здания с 2005 года, и используя производственные помещения, не мог не знать того, что лифты, лестничные площадки, лестницы и др. помещения, предназначенные для обслуживания более одного помещения в здании, могут использоваться АО «НИИЭМП» в качестве общего имущества.

Таким образом, суд приходит к выводу, что К.А.В. не выполнена предусмотренная законом обязанность истца доказать обоснованность своих требований о признании сделки недействительной по основаниям ст.178 ГК РФ.

Оспариваемая сделка купли-продажи недвижимого имущества права и интересы истца как собственника приобретенного у ЗАО «Элеком» нежилого здания не нарушает, спорное имущество с 2005 года находится в пользовании и владении истца. К тому же, в силу п.5 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ, изложенных в п.1 Постановления N64 от 23.07.2009 года О некоторых вопросах практики рассмотрения споров о правах собственников помещений на общее имущество здания, при переходе права собственности на помещение к новому собственнику одновременно переходит и доля в праве общей собственности на общее имущество здания независимо от того, имеется ли в договоре об отчуждении помещения указание на это.

Таким образом, истец, став собственником нежилых помещений в здании, приобрел долю в праве собственности на общее имущество здания, независимо от государственной регистрации права на указанную долю.

При разрешении заявленных требований суд также учитывает, что истцом заявлено требование о признании всего договора недействительным, а не в части продажи ему и М.Н.М. помещений, относящихся к общему имуществу здания.

При таких обстоятельствах, суд приходит к выводу о том, что оснований для признания договора купли-продажи недвижимого имущества от 15.08.2005 года в целом и дополнительного соглашения к нему от 15.08.2005 года недействительными, а также применении последствий недействительности сделки не имеется, в связи с чем, полагает необходимым в удовлетворении исковых требований К.А.В. отказать.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.194-199 ГПК РФ, суд —

р е ш и л :

В удовлетворении искового заявления К.А.В. к ЗАО «Элеком» о признании договора купли-продажи и дополнительного соглашения недействительными, применении последствий недействительности сделки — отказать.

Решение может быть обжаловано в Пензенский областной суд через Железнодорожный районный суд г.Пензы в течение месяца со дня изготовления мотивированного решения.

Мотивированное решение изготовлено «23» апреля 2018 года.

Судья — Титова Н.С.