Решение № 2А-944/2022 от 24.06.2022 Белоярского районного суда (Свердловская область)

Мотивированное решение составлено 24 июня 2022 года

66RS0020-01-2022-000854-64

Дело № 2а-944/2022

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

03 июня 2022 года пгт. Белоярский

Белоярский районный суд Свердловской области в составе: председательствующего судьи Пархоменко Т.А.,

при секретаре судебного заседания Марьиной М.И.,

с участием представителя административного истца Буц А.В.Россиньоля Е.П., представителя административного ответчика Управления Росреестра по Свердловской области – Ларионовой Т.И.,

рассмотрев в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению Буца А. В., Бутаковой И. Л. к Белоярскому отделу Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Свердловской области, Управлению Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Свердловской области о признании незаконными действий,

установил:

Буц А.В., Бутакова И.Л. обратились в суд с вышеуказанным административным исковым заявлением, в котором просят:

— признать незаконными действия Белоярского отдела Управления Федеральной службы государственной регистрации кадастра и картографии по Свердловской области (далее – Белоярский отдел Управления Росреестра по Свердловской области), выразившиеся в отказе в государственной регистрации прекращения обременения в виде аренды (отказ от погашения регистрационной записи об обременении в виде аренды) земельного участка с кадастровым номером , расположенного по адресу: ,

— возложить на Белоярского отдела Управления Федеральной службы государственной регистрации кадастра и картографии по Свердловской области обязанность осуществить государственную регистрацию прекращения обременения в виде аренды (погасить регистрационную запись об обременении в виде аренды) земельного участка с кадастровым номером , площадью га расположенного по адресу: .

В обоснование требований указано, что 5 декабря 2017 года между административными истцами Буц А.В., Бутаковой И.Л. (арендаторы) и Я.Д.В. (арендатор) был заключен договор аренды земельного участка, согласно которому в аренду был передан земельный участок площадью га с кадастровым номером , расположенный по адресу: . Указанный объект недвижимости принадлежит административным истцам на праве собственности.

Арендатор Я.Д.В. скончался, в связи с чем договор аренды земельного участка от 05 декабря 2017 года прекратил свое действие. Какие-либо претензии у наследников Я.Д.В. на право аренды отсутствуют.

Административные истцы обратились в Белоярский отдел Управления Росреестра по Свердловской области с требованием о погашении регистрационной записи об обременении в виде аренды объекта недвижимости. Вместе с тем административный ответчик отдел Управления Росреестра по Свердловской области при отсутствии документов, подтверждающих претензии наследников Я.Д.В. произвольно отказал в погашении регистрационной записи об обременении в виде аренды объекта недвижимости, о чем направлен ответ № 028-49/2022-41 от 24 января 2022 года. Данные действия административного ответчика административные истцы считают незаконным и необоснованным, поскольку не имелось законных оснований для отказа в погашении регистрационной записи. После получения информации о смерти Я.Д.В. административный ответчик как орган исполнительной власти обладал возможностью и был обязан истребовать документы – основания для прекращения обременения в виде аренды: в органах ЗАГС свидетельство о смерти Я.Д.В., у нотариуса отказ наследников от наследства, с учетом того, что административные истцы не обладают полномочиями по истребованию данных документов. В данном случае административный ответчик подошел формально, необходимые документы не истребовал, чем создал препятствия к реализации Буц А.В. и Бутаковой И.Л. их законным полномочий собственников по распоряжению объектом недвижимости.

В дополнениях к административному исковому заявлению, указано, что договор аренды был заключен с крестьянско-фермерским хозяйством (далее — КФХ) в лице главы КФХ Я.Д.В. в отношении земельного участка сельскохозяйственного назначения, предназначенного для сельскохозяйственного производства. Согласно выписке из Единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей (далее — ЕГРИП) главой КФХ являлся Я.Д.В., который был единственным членом хозяйства с 29 апреля 2014 года. 03 сентября 2021 года в ЕГРИП внесена запись об изменении сведений о КФХ в связи со смертью главы КФХ. После смерти Я.Д.В. нотариусом открыто наследственное дело, согласно которому единственным наследником после смерти Я.Д.В. является малолетняя дочь наследодателя. Из договора аренды земельного участка следует, что он был предоставлен в аренду индивидуальному предпринимателю главе КФХ Я.Д.В. для производства сельскохозяйственной продукции, сделка была заключена в интересах фермерского хозяйства. Таким образом, поскольку земельный участок предоставлялся в аренду для производства сельскохозяйственной продукции крестьянскому (фермерскому) хозяйству, интересы которого представлял индивидуальный предприниматель глава КФХ, следовательно, заключение договора аренды было обусловлено соответствующими качествами арендаторами, связанными со статусом крестьянскому (фермерскому) хозяйству, обуславливающего использование такого участка в соответствии с его целевым назначением, что согласуется с положениями Федерального закона от 24 июля 2002 года № 101-ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения». По смыслу положений статей 258, 1179 Гражданского кодекса Российской Федерации при наследовании имущества наследодателя, являвшегося членом КФХ, в случае, если наследник не является членом этого КФХ или выходит из его членов, а КФХ продолжает действовать, разделу не подлежит ни земельный участок, принадлежавший членам КФХ на праве совместной собственности, ни право аренды КФХ на предоставляемый последнему земельный участок сельскохозяйственного назначения. КФХ – объединение граждан на основе общего имущества без образования юридического лица. Глава КФХ признается индивидуальным предпринимателем. Поскольку статус индивидуального предпринимателя неразрывно связан с личностью гражданина и отнесен к личным неимущественным правам граждан, которые в силу статьи 1112 Гражданского кодекса Российской Федерации наследованию не подлежат, обязательство по договору аренды прекращается смертью арендатора. При таких обстоятельствах, административные истцы считают, что отказ Белоярского Управления Росреестра по Свердловской области, основанный на том, что прекращение права аренды по указанному договору аренды по заявлению административных истцов возможно только в судебном порядке, является незаконным.

Определением судьи от 25 апреля 2022 года к участию в деле в качестве административного соответчика привлечено Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Свердловской области (далее – Управление Росреестра по Свердловской области).

В судебное заседание представитель административного истца Буц А.В.Россиньоль Е.П., действующий на основании доверенности, заявленные требования поддержал в полном объеме, просил их удовлетворить по доводам, изложенным в административном исковом заявлении и дополнении к нему. В части нарушения оспариваемым решением прав административных истцов, представитель указал, что в данном случае непонятно, кто будет обрабатывать земельный участок с учетом его назначения и вида разрешенного использования, поскольку с иными лицами договор аренды не может быть заключен.

Представитель административного ответчика Управления Росреестра по Свердловской области Ларионова Т.И., действующая на основании доверенности с заявленными требованиями не согласилась, просила в их удовлетворении отказать, поддержала доводы, изложенные в отзыве на административное исковое заявление. Указала, что заявление от административных истцов поступило по электронной почте, не в соответствии с установленной формой, которое было расценено как обращение, на которое в установленный законом срок дан законный и обоснованный ответ, поскольку в данном случае договор аренды может быть прекращен только по решению суда иди по соглашению сторон.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

В письменном отзыве на административное исковое заявление административным ответчиком указано, что 17 и 18 января 2022 года по внешней электронной почте Белоярского отдела Управления Росреестра по Свердловской области поступили обращения в виде скана подписанного уведомления на бумажном носителе от Буца А.В. и Бутаковой И.Л. о недействительности договора аренды земельного участка с кадастровым номером в связи со смертью арендатора Я.Д.В. Ссылаясь на положения статей 617, 418 Гражданского кодекса Российской Федерации, административный ответчик считает, что поскольку обязательство прекращается смертью должника, а нормы закона не содержат ограничений по вступлению наследников в права аренды земельным участком, который находился в аренде у наследодателя, следовательно арендодатель не вправе отказать наследнику арендатора во вступлении в договор на оставшийся срок его действия. Договор аренды не содержал в себе условий о прекращении договора в связи со смертью гражданина-арендатора. В связи с этим, исходя из положений статьи 450 Гражданского кодекса Российской Федерации административным истцам с требованиями о расторжении договора необходимо обратиться в суд.

Административный истец Бутакова И.Л. в судебное заседание не явилась, о времени и месте судебного заседания уведомлена надлежащим образом –почтовой корреспонденцией, в том числе посредством размещения информации на официальном сайте Белоярского районного суда Свердловской области, в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет». Ходатайств о рассмотрении дела в ее отсутствие, об отложении судебного заседания не поступило.

Поскольку Бутакова И.Л. была надлежащим образом извещена о времени и месте судебного разбирательства, в соответствии с частью 6 статьи 226 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации суд рассмотрел дело в ее отсутствие.

Исследовав материалы дела, суд приходит к следующему.

В соответствии с частью 1 статьи 218 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации гражданин может обратиться в суд с требованиями об оспаривании решений, действий (бездействия) органа государственной власти, должностного лица, государственного или муниципального служащего, если полагает, что нарушены или оспорены его права, свободы и законные интересы, созданы препятствия к осуществлению его прав, свобод и реализации законных интересов или на них незаконно возложены какие-либо обязанности.

Из материалов дела следует и установлено в судебном заседании 17 января 2022 года путем направления электронной почтой сообщения Буц А.В. обратился в Белоярский отдел Управления Росреестра по Свердловской области с заявлением, в котором указал, что уведомляет о недействительности (расторжении) договора аренды земельного участка с кадастровым номером от 05 декабря 2017 года номер государственной регистрации от 07 декабря 2017 года в связи со смертью Я.Д.В. и сообщил о необходимости снятия ограничений связанных с данным договором (л.д. 33).

Белоярским отделом Управления Росреестра по Свердловской области Буцу А.В. дан ответ, изложенный в письме № 028-49/2022, согласно которому ссылаясь на положения статей 617, 418 Гражданского кодекса Российской Федерации административный ответчик указал, что обязательство как правило не прекращается смертью наследника, права и обязанности могут перейти на наследника, даже если прямого запрета на это в договоре нет. В связи с чем разъяснили административному истцу необходимость обращения в суд с требованиями о расторжении договора аренды.

Проанализировав ответ административного ответчик№ 028-49/2022 от 24 января 2022 года, суд приходит к выводу, что доводы, изложенные в нем не основаны на законе в силу следующего.

Согласно пункту 2 статьи 617 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае смерти гражданина, арендующего недвижимое имущество, его права и обязанности по договору аренды переходят к наследнику, если законом или договором не предусмотрено иное. Арендодатель не вправе отказать такому наследнику во вступлении в договор на оставшийся срок его действия, за исключением случая, когда заключение договора было обусловлено личными качествами арендатора.

В силу пункта 1 статьи 1 Федеральный закон от 11 июня 2003 года № 74-ФЗ «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» (далее – Федеральный закон «О крестьянском (фермерском) хозяйстве») крестьянское (фермерское) хозяйство представляет собой объединение граждан, связанных родством и (или) свойством, имеющих в общей собственности имущество и совместно осуществляющих производственную и иную хозяйственную деятельность (производство, переработку, хранение, транспортировку и реализацию сельскохозяйственной продукции), основанную на их личном участии.

Право на создание фермерского хозяйства имеют дееспособные граждане Российской Федерации, иностранные граждане и лица без гражданства (пункт 1).

Членами фермерского хозяйства могут быть: 1) супруги, их родители, дети, братья, сестры, внуки, а также дедушки и бабушки каждого из супругов, но не более чем из трех семей. Дети, внуки, братья и сестры членов фермерского хозяйства могут быть приняты в члены фермерского хозяйства по достижении ими возраста шестнадцати лет, 2) граждане, не состоящие в родстве с главой фермерского хозяйства. Максимальное количество таких граждан не может превышать пять человек (статьи 3 Федерального закона «О крестьянском (фермерском) хозяйстве»).

В силу положений статьи 10 указанного Федерального закона наследование имущества фермерского хозяйства осуществляется в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации.

Согласно пункту 1 статьи 16 Федеральный закон «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» главой фермерского хозяйства по взаимному согласию членов фермерского хозяйства признается один из его членов.

Глава фермерского хозяйства должен действовать в интересах представляемого им фермерского хозяйства добросовестно и разумно и не вправе совершать действия, ущемляющие права и законные интересы фермерского хозяйства и его членов (пункт 2 статьи 16 указанного Федерального закона)

В случае невозможности исполнения главой фермерского хозяйства своих обязанностей более чем шесть месяцев или его смерти либо добровольного отказа главы фермерского хозяйства от своих полномочий члены фермерского хозяйства признают по взаимному согласию главой фермерского хозяйства другого члена фермерского хозяйства (статья 18 Федерального закона «О крестьянском (фермерском) хозяйстве»).

Как следует из материалов дела, Буцу А.В. и Бутаковой И.Л. на праве общей долевой собственности принадлежит земельный участок, кадастровый номер , площадью кв.м, категория земель – земли сельскохозяйственного назначения, вид разрешенного использования – для ведения крестьянского (фермерского) хозяйства, расположенного по адресу: .

05 декабря 2017 года между Буцем А.В., Бутаковой И.Л. (Арендодатели) и главой КФХ Я.Д.В. (Арендатор) заключен договор аренды земельного участка с кадастровым номером , площадью га, расположенного по адресу: . Срок аренды согласован сторонами на 49 лет (пункт 8.3 договора) (л.д. 9-15).

Согласно выписке из Единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей 29 апреля 2014 года внесена запись о крестьянском (фермерском) хозяйстве, глава которого – Я.Д.В. зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателем, являлся единственным членом КФХ.

Далее судом установлено, что Я.Д.В. умер, что подтверждается свидетельством о смерти (л.д. 42).

Наследником после смерти Я.Д.В. является его несовершеннолетняя дочь Я.Е.Д., которая в установленном законом порядке приняла наследство, что подтверждается материалами наследственного дела № 386/2021 (л.д. 42-52).

В настоящее время в Едином государственном реестре индивидуальных предпринимателей сведения о состоянии (статусе) крестьянского (фермерского) хозяйства глава отсутствуют в связи со смертью.

Порядок наследования имущества любого члена крестьянского (фермерского) хозяйства установлен в пункте 1 статьи 1179 Гражданского кодекса Российской Федерации, определившем, что после смерти члена крестьянского (фермерского) хозяйства наследство открывается и наследование осуществляется на общих основаниях с соблюдением правил статей 253 — 255, 257 — 259 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В соответствии со статьей 257 Гражданского кодекса Российской Федерации в совместной собственности членов крестьянского (фермерского) хозяйства находятся предоставленный в собственность этому хозяйству или приобретенный земельный участок, насаждения, хозяйственные и иные постройки, мелиоративные и другие сооружения, продуктивный и рабочий скот, птица, сельскохозяйственная и иная техника и оборудование, транспортные средства, инвентарь и другое имущество, приобретенное для хозяйства на общие средства его членов.

Порядок наследования зависит, в том числе от того, является наследник участником хозяйства или нет.

Если наследник умершего члена крестьянского (фермерского) хозяйства сам членом этого хозяйства не является, он имеет право на получение компенсации, соразмерной наследуемой им доле в имуществе, находящемся в общей совместной собственности членов хозяйства. Срок выплаты компенсации определяется соглашением наследника с членами хозяйства, а при отсутствии соглашения судом, но не может превышать один год со дня открытия наследства. При отсутствии соглашения между членами хозяйства и указанным наследником об ином доля наследодателя в этом имуществе считается равной долям других членов хозяйства. В случае принятия наследника в члены хозяйства указанная компенсация ему не выплачивается (пункт 2 статьи 1179 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии с пунктом 3 статьи 8 Федерального закона «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» по сделкам, совершенным главой фермерского хозяйства, отвечает фермерское хозяйство своим имуществом, определенным в статье 6 указанного федерального закона. Сделка, совершенная главой фермерского хозяйства, считается совершенной в интересах фермерского хозяйства, если не доказано, что эта сделка заключена главой фермерского хозяйства в его личных интересах.

Из настоящего договора аренды следует, что глава КФХ Я.Д.В. заключая договор аренды, действовал в интересах КФХ.

Отношения, связанные с владением, пользованием, распоряжением земельными участками из земель сельскохозяйственного назначения, правила и ограничения, применяемые к обороту земельных участков и долей в праве общей собственности на земельные участки из земель сельскохозяйственного назначения — сделкам, результатом совершения которых является возникновение или прекращение прав на земельные участки из земель сельскохозяйственного назначения и доли в праве общей собственности на земельные участки из земель сельскохозяйственного назначения, регулируются Федеральным законом от 24 июля 2002 года № 101-ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения».

В соответствии со статьей 78 Земельного кодекса Российской Федерации и пунктом 1 части 3 статьи 1 Федерального закона от 24 июля 2002 года № 101-ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» основным принципом оборота земель сельскохозяйственного назначения является сохранение их целевого использования.

Поскольку земельный участок предоставлялся в аренду для сельскохозяйственных целей, интересы которого представлял индивидуальный предприниматель глава КФХ, то заключение договора аренды было обусловлено соответствующими качествами арендатора, связанными со статусом крестьянского (фермерского) хозяйства, обуславливающего использование такого участка в соответствии с его целевым назначением, что согласуется с положениями Федерального закона от 24 июля 2002 года № 101-ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения».

Поскольку договор аренды земельного участка из состава земель сельскохозяйственного назначения заключался главой КФХ в интересах фермерского хозяйства для осуществления деятельности КФХ, то и имущественные права и обязанности по этому договору возникли у КФХ, не могут принадлежать лично умершему Я.Д.В. и наследоваться самостоятельно на общих основаниях.

Таким образом, по смыслу закона (статьи 258, 1179 Гражданского кодекса Российской Федерации), при наследовании имущества наследодателя, являвшегося членом КФХ, в случае, если наследник не является членом этого КФХ или выходит из его членов, а КФХ продолжает действовать, разделу не подлежит ни земельный участок, принадлежащий членам КФХ на праве совместной собственности, ни право аренды КФХ на предоставленный последнему в аренду земельный участок сельскохозяйственного назначения. Иное бы привело к возможному прекращению или ограничению деятельности КФХ.

Как было указано выше, согласно выписке из Единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей Я.Д.В. был зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя, являлся единственным членом КФХ, при этом сведения о главе крестьянского (фермерского) хозяйства в настоящее время отсутствуют в связи со смертью.

Основания прекращения фермерского хозяйства перечислены в статье 21 Федерального закона «О крестьянском (фермерском) хозяйстве». При этом смерть членов фермерского хозяйства является основанием для его прекращения только тогда, когда нет наследников, желающих продолжить деятельность фермерского хозяйства (подпункт 2 пункта 1 статьи 21 «О крестьянском (фермерском) хозяйстве»).

Вместе с тем в законе отсутствует правовой механизм продолжения наследником деятельности КФХ, не имеющего статуса юридического лица, единственным членом и главой которого был наследодатель — индивидуальный предприниматель. Пунктом 10 статьи 22.3 Федерального закона от 08 августа 2001 года № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» предусмотрено только, что в случае смерти физического лица, зарегистрированного в качестве индивидуального предпринимателя, государственная регистрация такого ИП утрачивает силу с момента его смерти.

Таким образом, статус индивидуального предпринимателя КФХ Я.Д.В. был юридически прекращен с момента смерти наследодателя.

При этом сведений о том, что его наследник – Я.Е.Д. в лице законного представителя Т.С.Д. продолжила деятельность КФХ, либо иное лицо было выбрано в качестве главы КФХ, либо имеются иные члены КФХ желающие продолжить деятельность фермерского хозяйства, в материалах дела не содержится.

С учетом изложенного, поскольку Я.Д.В. заключал договор аренды в интересах КФХ, а не в личных целях, сведений о том, что наследник Я.Д.В. продолжила деятельность в материалах дела не имеется, суд приходит к выводу, что в данном случае выводы административного ответчика в части расторжения договора аренды только в судебном порядке являются ошибочными.

Вместе с тем, суд полагает необходимым отметить следующее.

В соответствии с частью 2 статьи 227 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации суд принимает решение об удовлетворении требований о признании незаконными решения, действий должностного лица, если признает оспариваемое решение, действия не соответствующим нормативным правовым актам и нарушающим права, свободы и законные интересы административного истца, и об обязанности административного ответчика устранить нарушения прав, свобод и законных интересов административного истца.

Таким образом, для признания незаконными действий (бездействия), решения органа государственной власти, должностного лица необходимо одновременное наличие двух условий: несоответствие, действий закону или иному нормативному правовому акту и нарушение оспариваемыми действиями прав и законных интересов административного истца, которые подлежат восстановлению.

Решение вопроса о признании незаконным решений, действий (бездействия) имеет своей целью именно восстановление прав административного истца, о чем свидетельствует императивное предписание процессуального закона о том, что, признавая решение, действие (бездействие) незаконным, судом принимается решение о возложении обязанности на административного ответчика устранить нарушение прав, свобод и законных интересов административного истца или препятствия к их осуществлению.

Вместе с тем, при рассмотрении настоящего спора, судом установлено, что права административных истцов оспариваемым ответом не нарушены, исходя из следующего.

Правоотношения, возникающие в связи с осуществлением на территории Российской Федерации государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, подлежащих в соответствии с законодательством Российской Федерации государственной регистрации, государственного кадастрового учета недвижимого имущества, подлежащего такому учету, урегулированы Федеральным законом «О государственной регистрации недвижимости» (далее по тексту – Федеральный закон № 218-ФЗ).

Согласно части 1 статьи 14 Федерального закона № 218-ФЗ государственный кадастровый учет и (или) государственная регистрация прав осуществляются на основании заявления, за исключением установленных настоящим Федеральным законом случаев, и документов, поступивших в орган регистрации прав в установленном настоящим Федеральным законом порядке.

Порядок представление заявления об осуществлении государственного кадастрового учета и государственной регистрации прав и прилагаемых к нему документов содержатся в статье 18 указанного Федерального закона.

В силу части 1 статьи 18 Федерального закона № 218-ФЗ заявление о государственном кадастровом учете и (или) государственной регистрации прав и прилагаемые к нему документы представляются в орган регистрации прав в порядке, установленном органом нормативно-правового регулирования:

1) в форме документов на бумажном носителе — посредством личного обращения в публично-правовую компанию, указанную в части 1 статьи 3.1 настоящего Федерального закона, в многофункциональный центр, в том числе при выездном приеме (далее — личное обращение),

2) в форме электронных документов и (или) электронных образов документов, подписанных усиленной квалифицированной электронной подписью в соответствии с законодательством Российской Федерации, если иное не предусмотрено федеральным законом, — с использованием информационно-телекоммуникационных сетей общего пользования, в том числе сети «Интернет», посредством единого портала государственных и муниципальных услуг (функций) (далее — единый портал), или официального сайта, или иных информационных технологий взаимодействия с органом регистрации прав (далее также — отправление в электронной форме).

Аналогичные положения закрепляющие правила представления заявления о государственном кадастровом учете недвижимого имущества и (или) государственной регистрации прав на недвижимое имущество установлен Приказом Росреестра от 30 декабря 2020 года № П/0509 «Об установлении порядка представления заявления о государственном кадастровом учете недвижимого имущества и (или) государственной регистрации прав на недвижимое имущество и прилагаемых к нему документов, а также об их приостановлении и об исправлении технической ошибки в записях Единого государственного реестра недвижимости».

Из материалов дела следует, что Буц А.В. обратился в Белоярский отдел Управления Росреестра по Свердловской области путем направления заявления электронной почтой по адресу электронной почты Белоярского отдела, которое заявителем подписано не было, а также к данному заявлению не были приложены документы необходимые для государственной регистрации прекращения права аренды. Таким образом, административным истцом форма обращения в орган регистрации соблюдена не была. Данное заявление было рассмотрено административным ответчиком как обращение, поданное в порядке Федерального закона № 59-ФЗ.

При этом судом отклоняются доводы представителя истца о том, что в спорный период, из-за ограничений, связанных с распространением коронавирусной инфекции, судом отклоняются, поскольку доказательств, подтверждающих отказ регистрирующего органа, многофункционального центра в личном приеме заявления Буца А.В., об отказе в принятии заявления по установленной форме иными перечисленными в Федеральном законе № 218-ФЗ способами, не представлено.

Принимая во внимание вышеперечисленные положения закона и установленные по делу обстоятельства, учитывая, что совокупность оснований для признания незаконными оспариваемого ответа административного ответчика при рассмотрении настоящего административного дела не установлена в удовлетворении требований административных истцов Буца А.В., Бутаковой И.Л. следует отказать.

Руководствуясь статьями 175 — 180, 227 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, суд

РЕШИЛ:

в удовлетворении административного искового заявления Буца А. В., Бутаковой И. Л. к Белоярскому отделу Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Свердловской области, Управлению Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Свердловской области о признании незаконными действий – отказать.

Решение суда может быть обжаловано в Судебную коллегию по административным делам Свердловского областного суда в течение одного месяца со дня принятия решения в окончательной форме, путем подачи апелляционной жалобы через Белоярский районный суд Свердловской области.

Судья /подпись/ Т.А. Пархоменко