Статья 1175. Ответственность наследников по долгам наследодателя

1. Наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследодателя солидарно (статья 323).

Каждый из наследников отвечает по долгам наследодателя в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества.

2. Наследник, принявший наследство в порядке наследственной трансмиссии (статья 1156), отвечает в пределах стоимости этого наследственного имущества по долгам наследодателя, которому это имущество принадлежало, и не отвечает этим имуществом по долгам наследника, от которого к нему перешло право на принятие наследства.

3. Кредиторы наследодателя вправе предъявить свои требования к принявшим наследство наследникам в пределах сроков исковой давности, установленных для соответствующих требований. До принятия наследства требования кредиторов могут быть предъявлены к исполнителю завещания или к наследственному имуществу. В последнем случае суд приостанавливает рассмотрение дела до принятия наследства наследниками или перехода выморочного имущества в соответствии со статьей 1151 настоящего Кодекса к Российской Федерации, субъекту Российской Федерации или муниципальному образованию.

При предъявлении требований кредиторами наследодателя срок исковой давности, установленный для соответствующих требований, не подлежит перерыву, приостановлению и восстановлению.

Комментарий к Ст. 1175 ГК РФ

1. Ответственность наследников по долгам кредиторов была предусмотрена римским частным правом, которое создало ряд положений об отношениях наследников между собой и с кредиторами наследодателя.

Кредиторы наследодателя, заинтересованные в скорейшем удовлетворении их требований, могли потребовать от наследника ответа на вопрос, принимает ли он наследство. Затем наследнику по его просьбе мог быть назначен судом срок для решения вопроса о принятии наследства, после истечения которого наследник, не давший ответа, считался: до Юстиниана — отказавшимся, в праве Юстиниана — принявшим наследство <1>.

———————————
<1> Римское частное право: Учебник / В.А. Краснокутский, И.Б. Новицкий, И.С. Перетерский и др.; под ред. И.Б. Новицкого, И.С. Перетерского. М.: Юристъ, 2004.

Российское законодательство традиционно устанавливало ограниченную ответственность наследников по долгам кредиторов в пределах стоимости перешедшего наследственного имущества и пресекательный срок для предъявления требований кредиторами к наследникам. Согласно ст. 434 ГК РСФСР 1922 г. наследник, принявший наследство, а равно государство, к которому перешло выморочное имущество, отвечают по долгам, обременяющим наследство, лишь в пределах действительной стоимости наследственного имущества. Кредиторы наследодателя обязаны заявить свои претензии под страхом утраты права требования в течение шести месяцев со дня принятия мер по охране наследства.

Согласно ст. 553 ГК РСФСР 1964 г. наследник, принявший наследство, отвечал по долгам наследодателя в пределах действительной стоимости перешедшего к нему наследственного имущества. На таких же основаниях отвечало и государство, к которому поступило имущество в порядке ст. 552 ГК 1964 г., статья 554 которого предусматривала пресекательный срок в пределах шести месяцев со дня открытия наследства.

2. Пункт 1 комментируемой статьи устанавливает солидарную ответственность, ограниченную стоимостью наследственного имущества. Статья 323 ГК РФ определяет особенности солидарной ответственности. При солидарной обязанности должников кредитор вправе требовать исполнения как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности, притом как полностью, так и в части долга. Наследник, исполнивший требование, в последующем сможет в регрессном порядке обратиться к остальным наследникам с требованием в определенных долях.

При определении размера ответственности суду необходимо в решении указать стоимость наследственного имущества, полученного каждым из наследников. Солидарное обязательство наследников прекращается не только при исполнении обязательства полностью, но также в том случае, когда стоимость имущества, перешедшего наследникам, меньше размера долга. Наследники не несут ответственность по обязательствам наследодателя своим имуществом.

При определении стоимости имущества могут быть привлечены оценщики в соответствии с Федеральным законом от 29 июля 1998 г. N 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» <1>.

———————————
<1> Собрание законодательства РФ. 1998. N 31. Ст. 3813.

3. Немало споров возникает в части ответственности поручителей по обязательствам умершего. При этом единые подходы судебной практикой не выработаны. Так, например, Постановлением ФАС Дальневосточного округа от 15 ноября 2005 г. N Ф03-А59/05-1/3178 определено, что нормами гражданского законодательства о поручительстве не предусмотрен переход к поручителю в порядке правопреемства обязанностей по исполнению обязательств должника в случае его смерти.

Определением Верховного Суда РФ от 29 августа 2007 г. N 34-В07-12 признано, что нормами ГК РФ о поручительстве не предусмотрен переход к поручителю в порядке правопреемства обязанностей по исполнению обязательств должника в случае его смерти. Суд первой инстанции, удовлетворяя требования кредитора, указал, что обязательства должника перед кредитором исполнены не были; односторонний отказ от исполнения обязательства недопустим; поручительство прекращается с прекращением обеспеченного им обязательства. Вытекающие из кредитного договора обязательства не связаны неразрывно с личностью должника, в связи с чем обеспеченное поручительством ответчиков кредитное обязательство заемщика смертью последнего не прекращается. Исполнение обязательства за умершего должника в порядке поручительства не препятствует ответчикам предъявить соответствующий иск к наследникам имущества умершего. В связи с этим обязательства по кредитному договору подлежат исполнению поручителями как солидарными с заемщиком должниками, являющимися ответственными перед банком в том же объеме, что и умерший должник.

Однако в силу ст. 361 ГК РФ по договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части. В соответствии со ст. 363 ГК РФ при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно, если законом или договором поручительства не предусмотрена субсидиарная ответственность. Данная норма права является диспозитивной. Это означает, что ответственность поручителя перед кредитором должника по обеспеченному поручительством кредитному обязательству наступает лишь при наличии определенных условий, связанных с тем или иным поведением заемщика.

Ответственность поручителя возникает в случае, когда заемщик сам не исполняет кредитного обязательства либо исполняет его ненадлежаще. Таким образом, обязательство поручителя ограничено лишь обязанностью нести ответственность за должника, а не исполнять обязательство за него. Согласно п. 1 ст. 367 ГК РФ поручительство прекращается с прекращением обеспеченного им обязательства, а также в случае изменения этого обязательства, влекущего увеличение ответственности или иные неблагоприятные для поручителя последствия, без согласия последнего. В соответствии с п. 1 ст. 418 ГК РФ обязательство прекращается смертью должника, если исполнение не может быть произведено без личного участия должника либо обязательство иным образом неразрывно связано с личностью должника. Из данной правовой нормы следует, что смерть гражданина-должника влечет прекращение обязательства, если только обязанность его исполнения не переходит в порядке правопреемства к наследникам должника или иным лицам, указанным в законе. Нормами ГК РФ о поручительстве не предусмотрен переход к поручителю в порядке правопреемства обязанностей по исполнению обязательств должника в случае его смерти. Следовательно, вывод суда о сохранении после смерти должника обязательства по кредитному договору и договору поручительства противоречит ст. ст. 361, 367, 418 ГК РФ. Эти доводы, по мнению Верховного Суда РФ, заслуживают внимания.

4. В п. 2 комментируемой статьи предусматривается специальное правило, касающееся наследственной трансмиссии (см. комментарий к ст. 1156 ГК). Правопреемник наследника в порядке наследственной трансмиссии (трансмиссар) может быть также привлечен к солидарной ответственности с другими наследниками по долгам первоначального наследодателя. Особенности ответственности трансмиссара определяются в зависимости от того, к кому было предъявлено требование кредитором: ко всем или к отдельным наследникам. В том случае, если требование в полной сумме было предъявлено ко всем должникам, то трансмиссар не может отвечать как солидарный должник в части недополученной суммы. Если иск предъявлен к одному из наследников и требование не было удовлетворено полностью, то трансмиссар может отвечать как солидарный должник.

5. Пункт 3 комментируемой статьи устанавливает срок для предъявления требований в пределах сроков исковой давности. Общий срок исковой давности составляет три года. Специальные сроки установлены актами законодательства, в том числе ГК РФ, например срок исковой давности по оспоримым сделкам.

Положения данного пункта были предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ (Определение Конституционного Суда РФ от 18 июля 2006 г. N 309-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Демешевой Людмилы Александровны на нарушение ее конституционных прав статьями 201, 391 и пунктом 3 статьи 1175 Гражданского кодекса Российской Федерации»). Основанием для обращения в Конституционный Суд РФ стали доводы заявительницы о том, что названные положения позволяют суду исчислять трехлетний срок исковой давности, установленный для предъявления кредиторами наследодателя своих требований к принявшим наследство наследникам, до дня открытия наследства или принятия наследства наследниками, не предоставляя при этом права на перерыв, приостановление или восстановление данного срока. В ст. 554 ранее действовавшего ГК РСФСР 1964 г. содержалось правило, предусматривавшее шестимесячный срок для предъявления требований к наследникам кредиторами наследодателя. Заявительница, утверждая, что начало течения срока для предъявления требований должно производиться с момента открытия наследства, по существу выражает несогласие с существующим порядком исчисления такого срока, как он определен в ГК РФ.

Позиция Конституционного Суда РФ выразилась в следующем. Само по себе введение законодателем нормы о праве кредиторов наследодателя на предъявление требований к принявшим наследство наследникам лишь в пределах сроков исковой давности, т.е. применение в рамках данных отношений общих положений о сроке исковой давности (в том числе положений ст. ст. 196 и 200 ГК), не может рассматриваться как нарушение конституционных прав и свобод заявительницы, перечисленных в жалобе.

Особенности же действия сроков исковой давности по требованиям кредиторов к наследникам, такие как невозможность перерыва, приостановления и восстановления, обусловлены необходимостью достижения баланса интересов кредиторов и наследников с целью недопущения предъявления соответствующих требований спустя значительное время после открытия наследства и направлены на обеспечение стабильности и определенности гражданско-правовых отношений. Следовательно, нельзя признать, что оспариваемыми в жалобе законоположениями, примененными в деле заявительницы, были нарушены ее конституционные права и свободы.

6. Наличие наследников у наследодателя еще не гарантирует для кредиторов, что эти наследники будут выступать в качестве должников по обязательству. В том случае, если все наследники отказались от наследства, наследственное имущество становится выморочным и переходит по наследству Российской Федерации, муниципальному образованию, городам федерального значения Москве или Санкт-Петербургу в соответствии со ст. 1151 ГК РФ. Это объясняется наличием у наследников права на отказ от наследства. Со смертью наследодателя прекращаются обязательства личного характера.

Названные положения имеют важное значение не только для частноправовых, но и для налоговых и иных публичных правоотношений. Так, Постановлением ФАС Восточно-Сибирского округа от 9 июня 2007 г. N А58-170/06-Ф02-2502/07, А58-170/06-Ф02-2504/07, А58-170/06-Ф02-2735/07 (по делу N А58-170/06) по заявлению о признании недействительным решения налогового органа в части доначисления налога на прибыль и пени дело передано на новое рассмотрение, поскольку налогоплательщику необходимо представить дополнительные доказательства, подтверждающие размер себестоимости реализованных, но не оплаченных товаров (работ, услуг), стоимость которых по результатам инвентаризации дебиторской задолженности должна быть включена в налоговую базу. Судом обращалось внимание на то, что обязательства по договору займа не могут быть прекращены на основании ст. 418 ГК РФ, так как допускается предъявление займодавцем требования к наследникам умершего должника. Судебные инстанции согласились с доводами общества о том, что наличие у должника наследников само по себе не может являться основанием для признания задолженности реальной ко взысканию с учетом материального положения членов семьи должника.

Однако кредитором должны быть приведены доказательства, на которых основаны выводы суда о материальном положении наследников. Кроме того, вопрос о невозможности исполнения обязательства по договору займа должен решаться применительно к положениям ст. 416 ГК РФ. Таким образом, выводы судебных инстанций о правомерности признания обществом безнадежной ко взысканию задолженности по договору займа и включения суммы задолженности во внереализационные расходы сделаны с нарушением норм материального и процессуального права.

7. На некоторые требования, включая требования кредитов к наследнику, срок исковой давности не распространяется. Согласно ст. 208 ГК РФ исковая давность не распространяется на требования:

— о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ, кроме случаев, предусмотренных законом;

— о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина. Однако требования, предъявленные по истечении трех лет с момента возникновения права на возмещение такого вреда, удовлетворяются за прошлое время не более чем за три года, предшествовавшие предъявлению иска;

— собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения не были соединены с лишением владения;

— другие требования в случаях, установленных законом.