Статья 1206. Право, подлежащее применению к возникновению и прекращению вещных прав

1. Возникновение и прекращение права собственности и иных вещных прав на имущество определяются по праву страны, где это имущество находилось в момент, когда имело место действие или иное обстоятельство, послужившие основанием для возникновения либо прекращения права собственности и иных вещных прав, если иное не предусмотрено законом.

2. Возникновение и прекращение права собственности и иных вещных прав по сделке, заключаемой в отношении находящегося в пути движимого имущества, определяются по праву страны, из которой это имущество отправлено, если иное не предусмотрено законом.

3. Стороны могут договориться о применении к возникновению и прекращению права собственности и иных вещных прав на движимое имущество права, подлежащего применению к их сделке, без ущерба для прав третьих лиц.

4. Возникновение права собственности и иных вещных прав на имущество в силу приобретательной давности определяется по праву страны, где имущество находилось в момент окончания срока приобретательной давности.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-58-61 (Москва и МО)
8 (812) 213-20-63 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 505-76-29 (Регионы РФ)

Комментарий к Ст. 1206 ГК РФ

1. Положение, сформулированное в п. 1 комментируемой статьи, представляет собой специальную коллизионную норму, исключающую применение п. 1 ст. 1205 ГК РФ к возникновению и прекращению вещных прав. Аналогичная норма была закреплена и в п. 2 ст. 164 Основ гражданского законодательства 1991 г., поэтому положение п. 1 комментируемой статьи не является каким-то новым решением коллизионного регулирования рассматриваемых отношений. Единственным добавлением к указанной норме стало указание на включение в объект регулирования, помимо права собственности, других вещных прав.

Суд в Российской Федерации, рассматривая дело о возникновении или прекращении вещных прав, должен дать квалификацию юридическим действиям, послужившим основанием для возникновения или прекращения вещных прав, не по праву государства, где эти действия совершались, а по праву государства, на территории которого находилось имущество в момент, когда эти действия совершались.

2. «Вещи в пути» посвящена норма, закрепленная в п. 2 комментируемой статьи, значение которой состоит в привязке возникновения и прекращения вещных прав по сделке, заключаемой в отношении движимого имущества, находящегося в пути, к праву государства отправления вещи. Необходимо отметить, что в законодательстве других государств возникновение и прекращение вещных прав на «вещь в пути» встречаются и другие привязки. Так, в Кодексе международного частного права Болгарии 2005 г. данные отношения регулируются правом государства места назначения вещи.

Как и в п. 1 комментируемой статьи, в данном пункте, помимо закрепления указанной коллизионной нормы, законодатель предусматривает возможность иного коллизионного регулирования, что следует из дополнения «если иное не предусмотрено законом». Этим «иным» является случай, когда стороны договора в силу автономии воли выбирают право, которое будет применяться к возникновению и прекращению вещных прав на движимое имущество, находящееся в пути (п. 1 ст. 1210 ГК).

3. Коллизионная норма, закрепленная в п. 3 комментируемой статьи, посвящена частному случаю возникновения вещных прав на имущество в силу приобретательной давности. Это основание возникновения вещных прав известно законодательству многих государств, по-разному определяющих условия возникновения вещных прав в силу приобретательной давности, а также сроки давности, устанавливаемые, как правило, отдельно для движимого и недвижимого имущества. Вместе с тем коллизионное регулирование указанного отношения предусмотрено далеко не во всех национальных источниках по международному частному праву. К примеру, в Кодексе о международном частном праве и международном гражданском процессе Турции 2007 г. специального коллизионного регулирования случаев с приобретательной давностью не содержится.

Российская коллизионная норма определяет возникновение вещных прав в силу приобретательной давности по праву государства, где имущество находилось в момент окончания срока приобретательной давности. При этом, как обращают внимание специалисты, на усмотрение суда остается решение вопроса о возможности суммирования сроков владения имуществом, перемещавшимся с территории одного государства на территорию другого государства. Очевидно, в этом случае будет работать система суммирования сроков, что в принципе отражает сущность института приобретательной давности.