Статья 1410. Автор селекционного достижения

Автором селекционного достижения признается селекционер — гражданин, творческим трудом которого создано, выведено или выявлено селекционное достижение. Лицо, указанное в качестве автора в заявке на выдачу патента на селекционное достижение, считается автором селекционного достижения, если не доказано иное.

Комментарий к Ст. 1410 ГК РФ

1. Прежде всего комментируемая статья дает определение термина «селекционер». Селекционер не «является», а «признается» автором; селекционер — это тот, кто вывел сорт или породу, а автор — это селекционер, который признан автором по основаниям, предусмотренным законом, и в установленном им порядке.

2. Имя автора в заявке указывает «заявитель», лицо, совершенно не обязательно само являющееся автором (подп. 1 п. 2 ст. 1433 ГК); в отношении авторства лица, указанного в заявке в качестве автора, действует презумпция. Пока не доказано иное, считается, что селекционное достижение получено именно этим лицом. Применительно к селекционным достижениям это положение появилось впервые. Доказывание этого обстоятельства на стадии получения патента Кодексом не требуется; в числе оснований для отказа в выдаче патента (п. 3 ст. 1419, п. 2 ст. 1437, п. 1 ст. 1439 ГК) «неподтверждение авторства» не упомянуто.

Факт прикосновенности лица к созданию селекционного достижения, разумеется, может быть оспорен впоследствии. Если будет доказано, что «лицо, указанное в качестве автора» таковым не является, это может быть одним из оснований признания недействительным уже выданного патента (подп. 3 п. 1 ст. 1441 ГК). Несомненно, авторство может быть оспорено и на этапе испрашивания правовой охраны сорта или породы, однако в отсутствие спора оно, как уже говорилось, презюмируется.

3. Автором селекционного достижения может быть признан только гражданин, творческим трудом которого «создано, выведено или выявлено» селекционное достижение. Кодексом сформулирована определенная логическая последовательность: физическое лицо — собственный труд этого лица — творческий характер этого труда — определенный результат.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (495) 150-27-42 (Москва и МО)
8 (812) 245-38-13 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 500-46-57 (Регионы РФ)

Вторая презумпция, заложенная в текст комментируемой статьи, менее заметна, но не менее важна: пока не доказано иное, считается, что труд лица, указанного в заявке как автор, по выведению селекционного достижения носил искомый «творческий» характер. Творческий характер труда по созданию селекционного достижения содержится в самом понятии авторства. Поэтому оспорен может быть не только факт прикосновенности к созданию нового сорта или породы, но и характер такой прикосновенности. Поскольку в числе критериев охраноспособности сорта или породы, проверяемых на стадии подачи и исследования заявки на выдачу патента, оценка степени творческого характера процесса, приведшего к их созданию, не упомянута, оспаривание такого элемента творчества возможно не в сфере охраноспособности селекционного достижения, а в самом вопросе авторства, т.е. права признаваться автором и претендовать на патент на этом основании. Дефект здесь может быть усмотрен не в объекте, обладающем и отличимостью, и новизной, а в лице.

4. Никаких законных критериев «творческого труда» (ст. 1410) или «вклада» (ст. 1411) Кодексом не дано. При этом положение о содержании этого труда именно применительно к селекционным достижениям («унаследованное» сегодня ГК) было сформулировано Законом о селекционных достижениях 1993 г. весьма тенденциозно.

В официальных текстах ст. 1 Конвенции UPOV для того, чтобы охарактеризовать содержание творческого труда автора, отношение субъекта деятельности к объекту, являющемуся результатом этой деятельности, в одних языках используется, в частности, глагол «вывести» (англ.: «to breed»; «the person who bred… a variety» — лицо, которое вывело сорт), в других — глагол «создать» (фр.: «creer»; «la personne qui a cree… une variete»; нем.: «hervorbringen»; «die Person; die eine Sorte hervorgebracht… hat» — лицо, которое создало, породило, произвело на свет сорт). В тексте ст. 1410 ГК РФ содержание этого понятия передано сразу тремя словами, причем наряду с созданием и выведением фигурирует и выявление нового сорта или породы. В результате иногда высказывается и обосновывается мнение о том, что для признания авторства достаточно и простого выявления нового биологического объекта, т.е. «случайного достижения искомого результата» <1>.

———————————
<1> Гаврилов Э.П., Еременко В.И. Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации (постатейный). М.: Экзамен, 2009. С. 641. Неясно лишь, почему «результат» здесь именуется «искомым», если достигнут совершенно случайно.

К сожалению, налицо пример сомнительной и спорной переработки международно-правового документа. «Лицо, которое создало, выявило или вывело сорт» — именно так в 1993 г. была переведена на русский язык юридическая формулировка, предусматривающая не только обнаружение биологического объекта, чем-то отличающегося от других аналогичных объектов, но и последующую его разработку <1>, которая, между прочим, носит уже не столько «творческий», сколько технический характер. При этом ст. 1410 Кодекса, в отличие от Конвенции, непосредственного упоминания о необходимости такой технической разработки обнаруженного сорта или породы не содержит. Оригинальный текст Конвенции UPOV позволяет признавать автором или соавторами селекционного достижения только того или тех, кто реально сделал и то и другое одновременно — одно лицо лично или несколько лиц «совместно». При толковании русского текста комментируемой правовой нормы без учета позиции Конвенции неизбежно возникает смысловой разрыв, дающий тому, кто лишь «выявил» («qui a decouvert») растение или животное, обладающее новыми свойствами, формальное право не только претендовать на авторство самому, но и одновременно отказывать в соавторстве тому, кто затем разрабатывал, совершенствовал, «доводил до ума» новый сорт («qui a mis au point une variete») или породу. Здесь, как мы видим, нашла отражение недостойная традиция автоматического авторства руководителей научно-исследовательских учреждений. В условиях, когда речь идет не о селекционере-одиночке, а о коллективной исследовательской работе, никаких оснований для искусственного построения подобного барьера, отделяющего лицо, которое дало некие руководящие указания, от непосредственных «технических» исполнителей этих указаний Конвенция не дает (см. также комментарий к ст. 1411 ГК).

———————————
<1> Англ.: «discovered and developed»; нем.: «entdeckt und entwickelt hat» («открыл, обнаружил» и «разработал, развил, усовершенствовал»); фр.: «a decouvert et mis au point». Идиома «mise au point», использованная Конвенцией UPOV в основном (французском) варианте («в случае любого несоответствия между различными текстами предпочтение отдается французскому тексту»; п. 1 ст. 41 Конвенции), в юридическом контексте прямо означает разработку, «доводку» объекта интеллектуального творчества, например изобретения, а в других контекстах — «регулировку», «настройку» и даже «окончательную редакцию». В современном русском переводе Конвенции сказано так: «…лицо, которое вывело или выявило и усовершенствовало…» (п. «iv» ст. 1 Конвенции).

5. Возможность возникновения личного права авторства у юридического лица ГК РФ не предусмотрена. Имущественные интересы учреждений-работодателей и иных лиц, выступающих организаторами творческих коллективов и заказчиками результатов их творческого труда, учитываются Кодексом в рамках гражданско-правовых институтов служебного и заказного селекционного достижения (ст. 1430, 1431).

Поскольку вопрос о возможности авторства разрешен для юридических лиц отрицательно, для них, следовательно, отрицательно разрешен и вопрос о возникновении, о первоначальной принадлежности исключительного права (п. 1 ст. 1228, п. 1 ст. 1408 ГК). Даже возникая у организации-работодателя, казалось бы, в момент создания селекционного достижения (п. 3 ст. 1430 ГК), это право может быть только производным.

6. Споры об авторстве не связаны с осуществлением экономической деятельности и подсудны судам общей юрисдикции (п. 1 Постановления Пленума ВС РФ N 5, Пленума ВАС РФ N 29 от 26 марта 2009 г.).