Статья 1426. Договор об отчуждении исключительного права на селекционное достижение

По договору об отчуждении исключительного права на селекционное достижение (договор об отчуждении патента) одна сторона (патентообладатель) передает или обязуется передать принадлежащее ей исключительное право на соответствующее селекционное достижение в полном объеме другой стороне — приобретателю исключительного права (приобретателю патента).

Комментарий к Ст. 1426 ГК РФ

1. Комментируемая статья представляет интерес главным образом с точки зрения особенностей российской юридической техники, поскольку в ней по сравнению с общими нормами не содержится ничего нового относительно модели договора об отчуждении исключительного права. Так, в п. 1 ст. 1234 ГК РФ закреплено общее понятие: по договору об отчуждении исключительного права одна сторона (правообладатель) передает или обязуется передать принадлежащее ей исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации в полном объеме другой стороне (приобретателю). Следовательно, с точки зрения экономии средств юридической техники, в главах части четвертой ГК РФ, посвященных конкретным результатам интеллектуальной деятельности, было бы целесообразно только устанавливать исключения из общего правила, т.е. оговаривать случаи, когда не допускается распоряжение собственно исключительным правом (а это права на фирменное наименование — п. 2 ст. 1474 ГК РФ, на наименование места происхождения товара — п. 4 ст. 1519, на коммерческое обозначение — п. 4 ст. 1539 ГК), или оговаривать особенности отчуждения исключительного права (а это касается прав на секрет производства — ст. 1468 и на товарный знак — ст. 1488 ГК). Тем не менее российский законодатель счел нужным полностью продублировать общее правило ст. 1234 ГК РФ для всех случаев, когда отчуждение исключительного права допускается, вводя, разумеется, наименование конкретных результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации (произведение, товарный знак и т.д.), а в необходимых случаях — также употребляемое наименование правообладателя (автор, исполнитель и т.п.).

Этот же прием применен законодателем и в комментируемой статье: отличия от п. 1 ст. 1234 ГК РФ заключаются в том, что назван конкретный объект исключительного права — селекционное достижение, отчуждатель-правообладатель поименован патентообладателем, а приобретатель исключительного права — приобретателем патента, сам договор об отчуждении исключительного права на селекционное достижение получил в качестве синонима название «договор об отчуждении патента». Такие уточнения роднят формулировку комментируемой статьи с формулировкой договора об отчуждении исключительного права на изобретение, полезную модель или промышленный образец (ст. 1365 ГК), где центральное место отведено патенту как охранному документу. Таким образом, модель договора, предусмотренного комментируемой статьей, разделяет все достоинства как общей модели договора об отчуждении исключительного права, так и договора об отчуждении патента, а взамен порождает те же вопросы, которые возникают при трактовке положений ст. 1234 и 1365 ГК РФ. Однако формат настоящего издания не позволяет сделать простую отсылку к общим положениям, содержащимся в других главах, — он требует развернутого комментария.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-58-61 (Москва и МО)
8 (812) 213-20-63 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 505-76-29 (Регионы РФ)

2. Предметом договора, предусмотренного комментируемой статьей, являются действия по передаче исключительного права. Следует учитывать, что исключительное право (абсолютное по своей природе) не может быть отождествлено с обязательственным правом (относительным), в связи с чем общегражданские нормы об уступке права (§ 1 гл. 24 ГК) не должны применяться к рассматриваемому типу договора <1>. Что касается объекта договора, то им является само исключительное право на селекционное достижение. Это оборотоспособное право следует отграничивать от собственно селекционного достижения, а также от материальных носителей селекционного достижения. Селекционное достижение как результат интеллектуальной деятельности вообще не может являться предметом договора — все результаты интеллектуальной деятельности необоротоспособны (п. 4 ст. 129 ГК). Конкретные растения или животные, принадлежащие к тому сорту или породе, в отношении которых признается исключительное право, являются материальными носителями, в которых выражается селекционное достижение, — соответственно, к ним применяются общегражданские нормы о переходе права собственности на материальные вещи и используются соответствующие модели общегражданских договоров (ст. 1227 ГК). Хотя договор, предусмотренный комментируемой статьей, имеет второе название «договор об отчуждении патента», необходимо учитывать, что по российскому законодательству патент — это всего лишь документ, подтверждающий исключительное право на селекционное достижение (ст. 1415 ГК). Рассматриваемый договор не подразумевает, конечно, что его сущность — перенос права собственности на этот документ. Но в данном случае, очевидно, воспринята терминология «мировой патентной практики», в которой термины «патент» и «исключительное право на объект патентных прав» являются синонимами <2>. Фактически же «отчуждение патента» означает, что происходит прекращение действия патента в отношении отчуждателя исключительного права на селекционное достижение и начинается действие патента в отношении приобретателя права. Известно, что в отношении изобретений и других объектов патентного права при переходе исключительного права к другим лицам новый патент не выдается — запись о смене правообладателя вносится в старый патент. Можно предположить, что данный порядок должен действовать и в отношении патентов на селекционное достижение.

———————————
<1> См.: Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. А.Л. Маковского. М.: Статут, 2008. С. 332 (автор — Е.А. Суханов).

<2> См.: Гаврилов Э.П., Еременко В.И. Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации (постатейный). М.: Экзамен, 2009. С. 459 (автор — В.И. Еременко).

Из норм подзаконного акта, принятого Правительством РФ, можно вывести, что в рассматриваемом договоре должны содержаться следующие сведения о «предмете договора»: номер патента, наименование селекционного достижения, объем правовой охраны, срок действия исключительного права <1>. В то же время в литературе указывается, что «на практике при заключении договора об отчуждении исключительного права достаточно указать регистрационный номер патента, наименование сорта растений или породы животных» <2>. Действительно, объем правовой охраны и срок действия исключительного права устанавливаются императивно на основании индивидуализированного патента, который «отчуждается».

———————————
<1> См.: подп. «б» п. 3 Правил государственной регистрации договоров о распоряжении исключительным правом на селекционное достижение и перехода такого права без договора, утв. Постановлением Правительства РФ от 30 апреля 2009 г. N 384.

<2> Гаврилов Э.П., Еременко В.И. Комментарий к части четвертой ГК РФ. С. 678 (автор — В.И. Еременко).

3. Лицом, которому принадлежит исключительное право на селекционное достижение, является только патентообладатель. Соответственно, только он и может выступать отчуждателем права. Автор селекционного достижения, не совпадающий с патентообладателем, не имеет никаких имущественных прав на созданное им селекционное достижение и сохраняет только личное неимущественное право, которое не может быть отчуждено никогда <1>. Следует также отличать рассматриваемый договор от договора об отчуждении права на получение патента (п. 3 ст. 1420 ГК) — этот специфический договор, касающийся распоряжения «иным» абсолютным правом, не имеет никакого отношения к исключительному праву, поскольку последнего до получения патента просто не существует.

———————————
<1> См. (по аналогии): решение Верховного Суда РФ от 22 апреля 2009 г. N ГКПИ09-431.

4. Чтобы соглашение сторон могло быть квалифицировано как договор об отчуждении исключительного права, это соглашение должно содержать прямое указание на то, что исключительное право передается в полном объеме (п. 3 ст. 1233 ГК). Кроме того, договор не будет признаваться договором об отчуждении права, если в нем содержатся ограничения по способам использования селекционного достижения либо устанавливается срок действия договора <1>. Таким образом, по рассматриваемому договору исключительное право переходит к новому правообладателю в том же объеме, который был зафиксирован в патенте на селекционное достижение в пределах оставшегося срока правовой охраны <2>. Новый правообладатель несет все риски, связанные с приобретением исключительного права, в том числе риск признания патента недействительным (ст. 1441 ГК) и риск досрочного прекращения действия патента (ст. 1442 ГК).

———————————
<1> См.: п. 13.1 Постановления Пленума ВС РФ N 5, Пленума ВАС РФ N 29 от 26 марта 2009 г.

<2> См.: Заключение Исследовательского центра частного права по вопросам толкования и возможного применения отдельных положений части четвертой ГК РФ // Вестник гражданского права. 2007. N 3. С. 122.

5. Договор об отчуждении исключительного права наполняется разным содержанием в зависимости от того, является ли отчуждение права возмездным или безвозмездным. Из общих положений, предусмотренных ст. 1234 ГК РФ, можно вывести следующие правила: договор будет рассматриваться как безвозмездный только в случае, если в нем содержится прямое указание на безвозмездность, — при отсутствии такого указания договор квалифицируется как возмездный; но к возмездному договору предъявляются жесткие требования — существенным условием, которое не может быть восполнено по правилам ст. 424 ГК РФ, относится условие о размере вознаграждения или порядке его определения: если это условие отсутствует, договор считается незаключенным. Отсутствие этого условия в возмездном договоре об отчуждении исключительного права на селекционное достижение является основанием для отказа в государственной регистрации договора <1>. Возмездность рассматриваемого договора должна пониматься широко — это не только выплата вознаграждения денежными средствами, но и предоставление иного имущественного эквивалента (включая наделение корпоративными правами при передаче исключительного права в уставный или складочный капитал юридического лица <2>).

———————————
<1> См.: подп. «в» п. 3 Правил государственной регистрации договоров о распоряжении исключительным правом на селекционное достижение.

<2> См.: п. 11 Постановления Пленума ВС РФ N 5, Пленума ВАС РФ N 29 от 26 марта 2009 г.

В полной мере к рассматриваемому договору применимы положения ч. 1 п. 5 ст. 1234 ГК РФ, в которой предусмотрено специальное средство защиты отчуждателя исключительного права по возмездному договору: при существенном нарушении обязанности выплатить вознаграждение, отчуждатель вправе требовать в судебном порядке перевода на себя прав приобретателя исключительного права и возмещения убытков. В то же время правило, предусмотренное в ч. 2 п. 5 ст. 1234 ГК РФ («если исключительное право не перешло к приобретателю… правообладатель может отказаться от договора»), к рассматриваемому договору неприменимо, поскольку в данном случае момент заключения договора и момент перехода права совпадают и, следовательно, до момента перехода права самого договора еще не существует (подробнее см. п. 6 комментария к настоящей статье).

6. Форма и государственная регистрация рассматриваемого договора. В соответствии с общим правилом всякий договор об отчуждении исключительного права заключается в письменной форме, а в предусмотренных случаях подлежит государственной регистрации (п. 2 ст. 1234 ГК). Как известно, государственной регистрации эти договоры подлежат в том случае, когда государственной регистрации подлежат соответствующие результаты интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (ст. 1232 ГК). Обязательной государственной регистрации подлежат изобретение и другие объекты патентных прав (ст. 1353 ГК), товарный знак (ст. 1480 ГК). Казалось бы, чего больше? Но законодатель и в этом случае по сути продублировал нормы о письменной форме договора и о необходимости государственной регистрации договора об отчуждении исключительного права и для объектов патентных прав (ст. 1369 ГК) и для товарного знака (ст. 1490 ГК).

Селекционное достижение также подлежит обязательной государственной регистрации (ст. 1414 ГК РФ). Но почему-то дублирования норм о форме и государственной регистрации договора об отчуждении исключительного права на селекционное достижение в Кодексе нет. Однако никакие спекуляции на эту тему недопустимы: конечно же, здесь нет пробела — в дублировании никакой необходимости и не было: напрямую применяется общая норма, содержащаяся в п. 2 ст. 1234 ГК РФ. Итак, договор об отчуждении исключительного права на селекционное достижение заключается в письменной форме и подлежит государственной регистрации. Несоблюдение письменной формы влечет ничтожность договора, несоблюдение требования о государственной регистрации также влечет ничтожность договора, но в последнем случае решение о регистрации может вынести суд в соответствии с п. 3 ст. 165 ГК РФ <1>. Регистрация перехода права осуществляется при условии уплаты соответствующей пошлины <2>.

———————————
<1> Пункт 13.2 там же.

<2> См.: подп. «б» п. 4 Правил государственной регистрации договоров о распоряжении исключительным правом на селекционное достижение и перехода такого права без договора. См. также: Положение о патентных и иных пошлинах за совершение юридически значимых действий, связанных с патентом на селекционное достижение, с государственной регистрацией перехода исключительного права на селекционное достижение к другим лицам и договоров о распоряжении этим правом, утв. Постановлением Правительства РФ от 14 сентября 2009 г. N 735.