Статья 832. Встречные требования должника

1. В случае обращения финансового агента к должнику с требованием произвести платеж должник вправе в соответствии со статьями 410 — 412 настоящего Кодекса предъявить к зачету свои денежные требования, основанные на договоре с клиентом, которые уже имелись у должника ко времени, когда им было получено уведомление об уступке требования финансовому агенту.

2. Требования, которые должник мог бы предъявить клиенту в связи с нарушением последним соглашения о запрете или об ограничении уступки требования, не имеют силы в отношении финансового агента.

Комментарий к Ст. 832 ГК РФ

1. В п. 1 комментируемой статьи установлено право должника на предъявление к зачету своих денежных требований к клиенту, возникших до уступки последним финансовому агенту денежного требования к должнику, которое может быть реализовано в соответствии со ст. ст. 410 — 412 ГК РФ.

Исходя из анализа норм ГК РФ предъявление к зачету требований должника возможно при следующих условиях:

1) встречные требования должны возникнуть до уступки обязательств клиента финансовому агенту;

2) встречные требования должника должны быть обусловлены соответствующим договором с клиентом, права по которому были переуступлены по договору финансирования под уступку денежного требования финансовому агенту;

3) срок требования должника к клиенту (первоначальному кредитору) наступил до получения должником уведомления об уступке требования либо этот срок не указан или определен моментом востребования;

4) встречные требования должник может выдвинуть только при предъявлении финансовым агентом требований к должнику произвести платеж по основному договору, т.е. в противном случае права на встречные требования в соответствии со ст. ст. 410 — 412 ГК РФ у должника не будет;

5) отсутствуют основания для признания возможности зачета недопустимой согласно ст. 411 ГК РФ.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (495) 150-27-42 (Москва и МО)
8 (812) 245-38-13 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 500-46-57 (Регионы РФ)

Таким образом, при наличии перечисленных условий финансовый агент обязан зачесть свои требования встречными требованиями должника по обязательству, что должно обусловить прекращение обязательства между финансовым агентом и должником полностью или частично в зависимости от объема взаимных требований (ст. 410 ГК).

2. Поскольку прекращение взаимных требований возможно только при их однородности, необходимо отметить, что требования должны быть исключительно денежного характера. Данный вывод можно сделать исходя из следующих положений.

Согласно ст. 386 ГК РФ у должника имеется право выдвигать против требований нового кредитора возражения, которые он имел против первоначального кредитора к моменту получения уведомления о переходе прав по обязательству к новому кредитору. Данная статья позволяет некоторым авторам делать вывод о том, что должник наделен правомочием выдвигать против финансового агента иные возражения, которые он имел против клиента к моменту получения уведомления об уступке денежного (денежных) требования (требований) <1>.

———————————
<1> Беляева О.А., Витрянский В.В., Гасников К.Д. и др. Договоры в предпринимательской деятельности / Отв. ред. Е.А. Павлодский, Т.Л. Левшина. М.: Статут, 2008. С. 154 (автор главы — К.Д. Гасников).

Однако поскольку по договору финансирования под уступку требования предметом уступки, под которую предоставляется финансирование, может быть только денежное требование, то, таким образом, должник имеет право предъявить к зачету только свои денежные требования, основанные на договоре с клиентом.

Следует отметить, что в соответствии с п. 2 ст. 827 ГК РФ денежное требование, являющееся предметом уступки, признается действительным, если клиент (третье лицо) обладает правом на передачу денежного требования и в момент уступки этого требования ему не известны обстоятельства, вследствие которых должник-ответчик вправе его не исполнять.

На основании ст. 830 ГК РФ должник обязан произвести платеж финансовому агенту при условии, что он получил от клиента либо от финансового агента письменное уведомление об уступке денежного требования данному финансовому агенту и в уведомлении определено подлежащее исполнению денежное требование, а также указан финансовый агент, которому должен быть произведен платеж.

Поскольку клиент переуступает денежное требование финансовому агенту, то исходя из норм ГК РФ у должника возникает обязательство при соответствующем уведомлении выполнить свои обязательства по оплате именно финансовому агенту. При этом надлежащим исполнением обязательств по уступленным требованиям является исполнение должником данных требований только финансовому агенту, поскольку должник обладал информацией о совершившейся уступке.

В этой связи любое исполнение обязательств клиенту или третьему лицу является ненадлежащим <1>.

———————————
<1> Постановление ФАС Московского округа от 29 июля 2010 г. N КГ-А40/7464-10 по делу N А40-119339/09-10-641 «О взыскании долга по генеральному договору об общих условиях факторингового обслуживания поставок внутри России» // СПС «КонсультантПлюс» (Документ официально не опубликован).

3. Пункт 2 комментируемой статьи содержит положение, согласно которому финансовый агент не может отвечать за нарушение клиентом перед должником запрета на уступку требования или на ее ограничение.

Данное положение корреспондирует с нормами ст. 828 ГК РФ, согласно которой уступка финансовому агенту денежного требования является действительной, даже если между клиентом и его должником существует соглашение о ее запрете или ограничении. Кроме того, данное положение не освобождает клиента от обязательств или ответственности перед должником в связи с уступкой требования в нарушение существующего между ними соглашения о ее запрете или ограничении.

Таким образом, требования, которые должник мог бы предъявить клиенту в связи с нарушением последним соглашения о запрете или ограничении уступки требования, не имеют силы в отношении финансового агента, защищенного в своих правах на законодательном уровне.

4. Необходимо отметить, что право на предъявление должником встречных требований закреплено также в ст. 6 Оттавской конвенции по факторингу, согласно которой уступка обязательственного требования поставщиком цессионарию может быть осуществлена, несмотря на любое соглашение между поставщиком и дебитором, запрещающее такую уступку. Однако эта уступка не имеет силы по отношению к дебитору, который во время заключения контракта о продаже товаров имеет свое предприятие в стране-контрактанте, которая сделала заявление, предусмотренное в ст. 18 Оттавской конвенции.

Несмотря на то что Россия не участвует в данной Конвенции, аналогия содержащихся в ней норм с положениями российского законодательства, в частности ст. 832 ГК РФ, свидетельствует о формальном соответствии норм российского права международным нормам.