Решение № 2-232/17 от 01.12.2017 Увинского районного суда (Удмуртская Республика)

дело№2-232/2017

Р Е Ш Е Н И Е

Именем Российской Федерации

01 декабря 2017 года пос.Ува УР

Увинский районный суд УР в составе судьи Ёлкиной В.А.,

При секретаре Ложкиной М.И.,

Рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску ***1 к ***5 о признании недействительным завещания ***2, удостоверенного *** нотариусом нотариального округа «******» ***3, и применении последствий недействительности сделки,

У с т а н о в и л:

Истец ***1 обратилась в суд с вышеуказанным иском к ответчику ***5, мотивируя свои требования тем, что *** умер ее муж ***2 (*** года рождения, 86 лет), проживавший на момент смерти по адресу: ***. В связи со смертью мужа она подала нотариусу нотариального округа «*** УР» ***3 заявление о принятии наследства и выдаче свидетельства о праве на наследство после смерти мужа. Наследство состоит из дома, построек и земельного участка по адресу: ***, и другого имущества. Вместе с тем, как выяснилось у нотариуса, от наследодателя имеется завещание на имя гражданина ***5, который для ее семьи является посторонним человеком. Согласно указанного завещания от ***. ***2 завещал ***5 принадлежащий наследодателю дом с постройками и пристройками и земельный участок, расположенные по адресу: ***. В силу того, что она является нетрудоспособной (88 лет, *** года рождения), то она наследует независимо от содержания завещания не менее половины доли, которая причиталась бы ей как супруге ***2 Также ей стало известно, что гражданин ***5 тоже подал нотариусу заявление о принятии наследства после смерти ***2 и выдаче свидетельства о праве на наследство. Однако завещание, совершенное мужем в пользу ***5, является недействительным, в связи с тем, что в момент совершения завещания муж находился в таком состоянии, когда не был способен понимать значение своих действий или руководить ими. В последнее время примерно в период с начала 2012г. по день смерти он уже плохо понимал происходящее, злоупотреблял спиртными напитками, не отдавал отчёта тем действиям, которые совершал. Так, *** она ввиду болезненного состояния упала, находясь дома по адресу: ***, и получила, как впоследствии выяснилось, перелом шейки бедра. При этом она не могла подняться с пола. В то же время, муж не принял никаких мер к тому, чтобы помочь ей, оказать медицинскую помощь, в том числе он не вызвал машину скорой медицинской помощи. В результате чего ее положение с каждым днём, начиная с 14.12.2012г., ухудшалось, она могла только ползать по дому, стонала, испытывала постоянную острую боль, а муж никак не реагировал на это, не позаботился о том, чтобы дать ей обезболивающие лекарства, и лекарства как диабетику. И только *** за ней в *** приехала дочь ***6 В.Л. и забрала ее к себе домой в ***, решила все вопросы по оказанию ей медицинской помощи.

Через некоторое время после ее отъезда к дочери, и узнав о том, что ***2 остался один, гражданин ***5 (председатель Совета ветеранов дорожного участка ***) неоднократно приходил к ее мужу, прекрасно зная, что тот не понимает значения своих действий и не может руководить ими, и каким-то образом сделал так, чтобы ***2 в январе 2016г. оформил завещание на своё имущество на ***5 Таким образом, сделка ***2 по совершению завещания своего имущества на ***5 является недействительной в силу п. 1 ст. 177 ГК РФ.

Истец ***1 просила признать завещание ***2 от 29.01.2016г. в пользу ***8, удостоверенное нотариусом нотариального округа «*** УР» ***3, недействительным, и обязать ответчика передать ей полученное им наследственное имущество ***2

В ходе подготовки дела к судебному разбирательству представитель истца ***1— адвокат ***9 исковые требования уточнил, просит признать недействительным завещание ***2, удостоверенное *** нотариусом нотариального округа «***» ***3, и применить последствия недействительности сделки. Также представитель истца дополнил основания иска, в соответствующем заявлении указал следующее: совершённой сделкой завещания в пользу ***5 нарушены права и законные интересы истца ***1, поскольку в отсутствие указанного завещания она имела бы право на получения всего наследственного имущества ***2, как нетрудоспособный наследник первой очереди. Как выяснилось в ходе рассмотрения дела, ответчик ***5 присутствовал при составлении, подписании и удостоверении завещания ***2 от 29.01.2016г. у нотариуса ***3 в помещении по адресу: УР, ***. Так, согласно протокола судебного заседания от 06.04.2017г. (т. 1, л.д. 61) ***5 достаточно подробно и в деталях описывает обстоятельства составления завещания ***2: «К нотариусу я его повез из дома. При написании завещания я присутствовал. Я сидел в стороне от него. ***3 расспрашивала его, кто он такой, кто я — она показала на меня, он сказал: «Это ***5, я хочу написать на него завещание». Я все видел, я был там в помещении. Он сказал: «На кого больше писать?». В то же время, как выяснилось в судебном заседании от 16.05.2017г., нотариус ***3 заинтересована в составлении завещания наследодателя в пользу ***5 Её заинтересованность в таком завещании подтверждается показаниями нотариуса в протоколе судебного заседания от 16.05.2017г. (т. 1 л.д. 89): «На сегодняшний день в силу моральных качеств есть ли моральное право обжаловать это завещание. В силу работы у меня есть мнение: если посторонний человек ухаживает за посторонним человеком, должна быть какая-то благодарность за это». Нотариус ***3 знала о наличии супруги ***1 у ***2, поскольку в силу ст. 42 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате от *** N 4462-1, при совершении нотариального действия нотариус устанавливает личность обратившихся за совершением нотариального действия гражданина, его представителя или представителя юридического лица. Установление личности гражданина, его представителя или представителя юридического лица, обратившихся за совершением нотариального действия, должно производиться на основании паспорта или других документов. Выяснив, что у наследодателя ***2 есть жена, и затем услышав от ***2 о том, что у него нет родственников, нотариус должна была усомниться в дееспособности ***2, и отложить совершение сделки завещания, на основании ст. 41 Основ законодательства РФ о нотариате, однако она этого не сделала. Со стороны нотариуса было также допущено и другое нарушение порядка составления и удостоверения завещания выразившееся в следующем. Согласно п. 4 ст. 1125 ГК РФ, при составлении и нотариальном удостоверении завещания по желанию завещателя может присутствовать свидетель. Если завещание составляется и удостоверяется в присутствии свидетеля, оно должно быть им подписано и на завещании должны быть указаны фамилия, имя, отчество и место жительства свидетеля в соответствии с документом, удостоверяющим его личность. Вопреки этому нотариус не отметила на завещании на присутствие свидетеля ***5 при составлении, подписании и удостоверении завещания. Истец считает, что сделано это было умышленно, с целью скрыть вышеуказанные серьезные нарушения порядка составления завещания, что привело к искажению воли наследодателя, при составлении завещания, с учетом его состояния здоровья. Однако таким свидетелем не может быть лицо, в пользу которого составлено завещание. В противном случае это обстоятельство является основанием для признания завещания недействительным. Поскольку при составлении, подписании и удостоверении нотариусом завещания ***2 присутствовал ответчик ***5, то есть лицо, в пользу которого составлено завещание, то такое завещание в силу ст. 168, п. 3 ст. 1124 ГК РФ является недействительным, как не соответствующее требованиям закона (абз. 3 п. 2 ст. 1124 ГК РФ).

В судебное заседание истец ***1 не явилась, просила дело рассмотреть без ее участия. Представитель истца ***9 требования о признании недействительным завещания ***2 от 29.01.2016г. своего имущества: дома с постройками и пристройками, и земельного участка, расположенных по адресу: ***, в пользу ***5, удостоверенного нотариусом нотариального округа «******» ***3, и применении последствий недействительности сделки завещания ***2 от 29.01.2016г. поддержал, привел те же доводы, что и в исковом заявлении и заявлении о дополнении оснований иска, также просил взыскать с ответчика в пользу истца понесенные судебные расходы.

Ответчик ***5 с иском не согласился, в судебном заседании от *** поддержал письменный отзыв (л.д.148-149), согласно которого то обстоятельство, что ***2 в момент совершения завещания находился в состоянии, когда не был способен понимать значение действий или руководствоваться ими, истцом не доказано. Основная масса свидетелей подтвердила, что ***2 был способен понимать значение своих действий и руководить ими, спиртными напитками не злоупотреблял. Опрошенные в ходе судебного разбирательства врачи, включая врача психиатра-нарколога, подтвердили, что ***2 обращался в больницу только по общим заболеваниям, психическими заболеваниями не страдал, у врача нарколога или психиатра на учете не стоял. Основным доказательством, опровергающим доводы истца, является заключение комплексной судебной посмертной психолого-психиатрической экспертизы от ******. По результатам экспертизы комиссия экспертов, исследовав все собранные по делу доказательства, включая показания свидетелей и письменные доказательства, пришла к выводу о том, что ***2 на момент подписания им завещания *** мог понимать значение своих действий и руководить ими. Доводы истца о том, что нотариусом нотариального округа «*** УР» ***3 нарушен порядок составления, подписания или удостоверении завещания ***2, являются надуманными и не подтверждаются доказательствами. Ответчик при составлении завещания в кабинете нотариуса не присутствовал, а был в коридоре. Нотариусом был приглашён, чтобы помочь выйти ***2 Учитывая, что при составлении завещания никто не присутствовал, ***4***2 не настаивал на присутствии свидетеля, нотариус не должна была приглашать свидетеля и делать об этом отметку в завещании. Также ответчик в судебном заседании от *** пояснил, что неоднократно пытался попасть на прием к нотариусу, так как ***2 постоянно спрашивал: «Когда поедем?». Несколько раз заезжал, нотариуса постоянно нет, ***2 снова зовет. Когда застал ее на месте, поинтересовался, когда можно привезти пожилого человека, сказали- завтра, 29.01.2016г. в первой половине дня. Они приехали, машину оставили в 20-30 метрах от здания, тихонечко, отдыхая, поднялись, он помогал ***2 идти. В помещении тесно, в коридоре они разделись, ***2 сел на стул, полушубок положил на колени. Когда зашли к нотариусу в комнату, ***3 у ***2 спрашивает: «Что хотите?» ***2 говорит: «Вот ***20, хочу на него написать завещание». ***3 спросила: «Почему?», он ответил, что у него никого нет. Они остались вдвоем, он(***20) вышел в коридор, ждал, выходил на улицу, снова возвращался. Когда ***3 вызвала, он зашел за ***2, поблагодарили и ушли. При написании завещания он не был в комнате нотариуса, был в коридоре, что писали, как совещались, не видел.

Представитель ответчика ***10 с иском не согласился, поддержал письменный отзыв на исковые требования ***1, согласно которого истцом не доказано то обстоятельство, что ***2 в момент совершения завещания находился в состоянии, когда не был способен понимать значение действий или руководить ими. Основная масса свидетелей подтвердила, что ***2 был способен понимать значение своих действий и руководствоваться ими, спиртными напитками не злоупотреблял. Опрошенные в ходе судебного заседания врачи, включая врача психиатра-нарколога, подтвердили, что ***2 обращался в больницу только по общим заболеваниям, психическими заболеваниями не страдал, у врача-нарколога или психиатра на учете не стоял, при приёме врачей был способен понимать значение своих действий и руководить ими. Это же подтверждено справкой, выданной Увинской ЦРБ. Исследовав личное дело ***2 из Комплексного центра социального обслуживания населения ***, можно сделать вывод о том, что ***2 оказывалась помощь социального характера (мойка полов, покупка продуктов и т.п.) по хозяйству в связи с его возрастом и состоянием здоровья (физического). Основным доказательством, опровергающим доводы истца о том, что ***2 в момент совершения завещания находился в состоянии, когда не был способен понимать значение действий или руководить ими, является заключение комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы, первичной, посмертной от ******. По результатам экспертизы комиссия экспертов, исследовав все собранные по делу доказательства, включая показания свидетелей и письменные доказательства, пришла к выводу о том, что ***2 на момент подписания им завещания *** в пользу ***5 мог понимать значение своих действий и руководить ими. В материалах гражданского дела не предоставлены объективные сведения о том, что ***2 при жизни обладал такими индивидуально-психологическими особенностями личности как повышенная внушаемость, подчиняемость и излишняя доверчивость в отношении с окружающими, которые могли бы обусловить у него «порок воли» и препятствовать свободному волеизъявлению.

Доводы истца о том, что нотариусом нотариального округа «*********3 нарушен порядок составления, подписания или удостоверении завещания ***2, а именно нотариус ***3 была заинтересована в составлении завещания ***2 в пользу ***5 и не отметила на завещании ***2 на присутствие свидетеля при составлении, подписании и удостоверении завещания, что должна была сделать, являются надуманными истцом и не подтверждаются доказательствами. В материалах дела отсутствуют доказательства заинтересованности нотариуса нотариального округа «******» ***3 в завещании ***2 в пользу ***5 Нотариус в своих пояснениях в суде сказала, что перед началом оформления завещания ***2 она задавала ему вопрос: «Есть ли у него родственники?», на что он сказал: «Нет». Нотариус при удостоверении завещания, в соответствии с ст. 42 Основ законодательства РФ о нотариате от ******, обязана проверить личность гражданина, обратившегося за совершением нотариальных действий, проверять наличие других родственников нотариус не обязан. Далее нотариус в суде сказала, что ***2 раньше не знала, узнала ситуацию, когда не стало ***2, когда пришёл ***5 и завел наследственное дело. Появилась ***6 вместе с мамой. Мама у нее молчала. Возмущалась только ***6. Позже нотариус узнала, что в 2012 году супруге ***2 стало плохо, ее забрала дочь, а он остался, никто к нему не ходил, не навещал, никакой помощи не оказывал. Исходя из данных пояснений нотариуса можно сделать вывод о том, что на момент написания завещания она не знала ***2 и о той ситуации, которая происходило возле него, а узнала об этом лишь после его смерти. Учитывая это, говорить о заинтересованности нотариуса в завещании ***2 в пользу ***5 нельзя. Также в материалах дела отсутствуют доказательства доводов истца о том, что ***5 присутствовал при составлении завещания, и нотариус не отметила на завещании ***2 на присутствие свидетеля при составлении, подписании и удостоверении завещания, что должна была сделать. Так, нотариус ***3 в своих пояснениях указала, что при составлении завещания ***20 находился в коридоре за дверью кабинета. ***5 также в своих показаниях суду подтвердил, что при составлении завещания в кабинете нотариуса не присутствовал, а был в коридоре, нотариусом был приглашён, чтобы помочь выйти ***2 Учитывая, что при составлении завещания никто не присутствовал, ***4***2 не настаивал на присутствии свидетеля, нотариус не должна была приглашать свидетеля и делать об этом отметку в завещании. Просит отказать в удовлетворении исковых требований ***1 в полном объеме.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

Третье лицо нотариус нотариального округа «******» ***3 в судебное заседание не явилась, просила дело рассмотреть в ее отсутствие, направила суду письменный отзыв (л.д.162), согласно которого при составлении завещания нотариусом не выясняется круг наследников, завещателю только разъясняется, что в случае составления завещания он лишает других наследников права наследовать его имущество. Наличие супруги и детей не лишает завещателя права распоряжаться своим имуществом по своему усмотрению- это его свободная воля. При удостоверении завещания от имени ***2 гр-н ***5 не присутствовал в кабинете, дверь была закрыта, а ожидал в коридоре, был приглашен уже только выводить завещателя из кабинета. Стороны до открытия наследственного дела нотариус не знала, считает, что ничьи интересы не нарушала, никакого предвзятого отношения к сторонам не имеет. В судебном заседании от *** нотариус ***3 пояснила, что с иском не согласна, исковые требования ***1 считает не обоснованными. Нарушений при составлении завещания допущено не было. *** в 9 час. 40 мин. обратился ***2 с просьбой удостоверить от его имени завещание. Завещал он принадлежащие ему на праве собственности жилой дом и земельный участок по адресу: *** гр-ну ***5, ссылался на то, что живет один, ***5 ухаживает за ним, помогает ему. Он хотел все это оставить ему в благодарность. ***2 были заданы вопросы: «Есть ли у вас другие родственники?», он сказал: «Нет». Ему не было отказано, и завещание было удостоверено. Он отвечал на все вопросы, сказал, где он проживает, он общался очень хорошо. Сомнений в том, что он психически здоров, не было, он вел себя адекватно, в себе не замыкался, общался достаточно активно, на все вопросы отвечал, рассказывал, что ***5 ему котел поменял, помогает ему, продукты закупает. Он отвечал четко на поставленные вопросы. О супруге ничего не сказал. На вопрос: «Есть ли у вас родственники, потому что, составив завещание, вы лишаете их права наследования?», он сказал: «У меня никого нет, за мной смотрит ***5». Запаха или остаточных явлений употребления алкоголя у ***2 она не почувствовала. Он был нормальный, разговаривал, общался, все было хорошо. Когда составлялось завещание, ***20 она выставляла за дверь. Обычно сопровождающие заходят вместе, когда она узнает, что пришли за составлением завещания, просит их выйти. При составлении завещания ***20 находился в коридоре за дверью кабинета. ***2 она раньше не знала. Узнала ситуацию, когда его не стало.

Заслушав доводы сторон, исследовав материалы дела, суд не находит исковые требования истца подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Конституционный Суд РФ в Постановлении от *** признал, что конституционная гарантия права наследования (ч. 4 ст. 35 Конституции РФ), а также предусматриваемая в ч. 2 ст. 35 Конституции РФ возможность для собственника распорядиться принадлежащим ему имуществом являются основой свободы наследования.

В соответствии со статьей 1111 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее- ГК РФ) наследование осуществляется по завещанию и по закону.

Согласно ст.1118 ГК РФ распорядиться имуществом на случай смерти можно только путем совершения завещания. Завещание может быть совершено гражданином, обладающим в момент его совершения дееспособностью в полном объеме. Завещание должно быть совершено лично. Совершение завещания через представителя не допускается. В завещании могут содержаться распоряжения только одного гражданина. Совершение завещания двумя или более гражданами не допускается. Завещание является односторонней сделкой, которая создает права и обязанности после открытия наследства.

Завещатель вправе по своему усмотрению завещать имущество любым лицам, любым образом определить доли наследников в наследстве, лишить наследства одного, нескольких или всех наследников по закону, не указывая причин такого лишения, а в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, включить в завещание иные распоряжения (ст.1119 ГК РФ).

Основы законодательства Российской Федерации о нотариате, утвержденные ВС РФ *** N 4462-1, в ст. ст. 42, 43, 44, 45.1 предусматривают, что при совершении нотариального действия нотариус обязан установить личность обратившегося за совершением нотариального действия лица и проверить его дееспособность, а также зачитать вслух содержание нотариально удостоверяемой сделки, при этом документы, оформляемые в нотариальном порядке, подписываются в присутствии нотариуса, а текст нотариально оформляемого документа на бумажном носителе должен быть изготовлен с помощью технических средств или написан от руки и быть легко читаемым.

Согласно п.1 ст.1124 ГК РФ завещание должно быть составлено в письменной форме и удостоверено нотариусом. Несоблюдение установленных настоящим Кодексом правил о письменной форме завещания и его удостоверении влечет за собой недействительность завещания.

Согласно п.1,3 ст.1125 ГК РФ нотариально удостоверенное завещание должно быть написано завещателем или записано с его слов нотариусом. При написании или записи завещания могут быть использованы технические средства (электронно-вычислительная машина, пишущая машинка и другие). Завещание должно быть собственноручно подписано завещателем.

В соответствии с п.1,2 ст.1131 ГК РФ при нарушении положений настоящего Кодекса, влекущих за собой недействительность завещания, в зависимости от основания недействительности, завещание является недействительным в силу признания его таковым судом (оспоримое завещание) или независимо от такого признания (ничтожное завещание). Завещание может быть признано судом недействительным по иску лица, права или законные интересы которого нарушены этим завещанием.

Как разъяснено в пункте 21 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от *** N 9 О судебной практике по делам о наследовании, сделки, направленные на установление, изменение или прекращение прав и обязанностей при наследовании (в частности, завещание, отказ от наследства, отказ от завещательного отказа), могут быть признаны судом недействительными в соответствии с общими положениями о недействительности сделок (§ 2 главы 9 ГК РФ) и специальными правилами раздела V ГК РФ.

В соответствии с пунктом 1 статьи 177 ГК РФ сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

С учетом изложенного, неспособность наследодателя в момент составления завещания понимать значение своих действий или руководить ими является основанием для признания завещания недействительным, поскольку соответствующее волеизъявление по распоряжению имуществом на случай смерти отсутствует. Юридически значимыми обстоятельствами в таком случае являются наличие или отсутствие психического расстройства у наследодателя в момент составления завещания, степень его тяжести, степень имеющихся нарушений его интеллектуального и (или) волевого уровня.

В силу закона такая сделка является оспоримой, в связи с чем лицо, заявляющее требование о признании сделки недействительной по основаниям, указанным в пункте 1 статьи 177 ГК РФ, согласно положениям статьи 56 ГПК РФ обязано доказать наличие оснований для недействительности сделки.

В соответствии с п. 27 абз. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от *** О судебной практике по делам о наследовании завещание может быть признано недействительным по решению суда, в частности, в случаях несоответствия лица, привлеченного в качестве свидетеля, а также лица, подписывающего завещание по просьбе завещателя (абзац второй пункта 3 ст. 1125 ГК РФ), требованиям, установленным пунктом 2 ст. 1124 ГК РФ, присутствие при составлении, подписании, удостоверении завещания и при передаче нотариусу лица, в пользу которого составлено завещание или сделан завещательный отказ, в иных случаях, если судом установлено наличие нарушений порядка составления, а также недостатков завещания, искажающих волеизъявление завещателя.

В соответствии со статьей 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается, как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

В ходе судебного разбирательства установлено, что *** нотариус нотариального округа «***» ***3 удостоверила завещание ***2, *** года рождения, согласно которого завещатель сделал следующее распоряжение: принадлежащий ему на праве собственности земельный участок и расположенный на нем жилой дом с постройками, пристройками и сооружениями по адресу: *** завещал ***5, *** года рождения. Завещание записано нотариусом со слов ***2, последним прочитано до подписания и собственноручно подписано в присутствии нотариуса. При этом завещатель не только поставил собственноручно свою подпись, но и полностью указал свою фамилию, имя, отчество. Личность завещателя установлена, дееспособность проверена. Содержание статьи 1149 ГК РФ завещателю разъяснена. Завещание зарегистрировано в реестре за ***. По данным алфавитной книги учета завещаний данное завещание не отменено и не изменено (л.д.41).

******2 умер (л.д.40).

*** к нотариусу нотариального округа «******» ***3 обратился ***5 с заявлением о принятии наследства по завещанию (л.д.42), *** с заявлением о принятии наследства по закону к нотариусу обратилась супруга умершего ***1, *** года рождения (л.д.43-44). Нотариусом заведено наследственное дело ***.

Согласно справки БУЗ УР «Увинская РБ МЗ УР» от ******2, 1930 года рождения, на учете у врача-нарколога и врача-психиатра не состоял (л.д.81).

Из показаний допрошенных в суде свидетелей следует, что с ******2 проживал один в принадлежащем ему на праве собственности жилом доме по адресу: ***. С января 2015 года уход за ним стал осуществлять ***5 Согласно имеющейся в деле информации, с *** по ******2 находился на обслуживании в бюджетном учреждении социального обслуживания «Комплексный центр социального обслуживания населения ***» в отделении социального обслуживания на дому (л.д.80).

Свидетель ***6 А.Г., допрошенный в судебном заседании от ***, показал, что считал ***2 родным дедом, хотя его мать ***6 В.Л.- не родная дочь умершему. В 1980-х годах ездил к нему на каникулы. Очень часто, практически каждый день. ***4 видел, что он пил спиртосодержащее, больше водку. Мог и 0,5 л выпить. Выпивал чаще всего один, иногда с соседями. Он (***6 А.Г.) по 2-3 месяца находился на каникулах. Не хочет сказать, что ***2 каждый день пил, через 1-2 дня. После этого скандалы начинались в этот же день, иногда с утра на следующий день. Скандалы были на него(***6), сестру, на мать. С 18-20 лет он (***6) выпивал с ***2 иногда, но все выпивания сводились к скандалу. С женой ***2 редко ругался. Зимой 2012 года ***1 увезли, т.к. она была в критическом состоянии, не ходила, лежала в доме. Со слов ***2, она упала на лесенке. С возрастом ***2 стал более вспыльчивым, забывчивым. Знал его до 2012 года, после этого больше его живым не видел. Пару раз слышал, как ***2 звонил жене, они разговаривали о домашних проблемах, говорил, что постирать, приготовить, убрать тяжело. Это было уже, когда ***1 в городе была. Он все настаивал, чтоб она приехала.

Свидетель ***6 В.Л., допрошенная в судебном заседании от ***, показала, что ***2 был человеком скрытным, молчаливым. Если немного выпьет – спит, если побольше – скандалы устраивает. *** она забрала маму в город. Последний раз она приезжала ***, забирала мамины документы. Последний раз ***2 звонил ***, плакался жене, что ему плохо, не спрашивал, как у нее дела, как она себя чувствует.

Свидетель ***11, допрошенная в судебном заседании от ***, показала, что ***2 обращался к ней 1 раз по поводу заболевания. Он проживал на территории, прикрепленной к ее терапевтическому участку. Он обратился летом 2016 года. Жалобы были: общая слабость, периодическое повышение давления, снижение аппетита, снижение переносимости физической нагрузки. Был вызов на дом. *** она пришла на ***, осмотрела его, поговорила. На следующий день они договорились, что участковая медсестра возьмет у него кровь. По анализам она(***11) решила, что его нужно госпитализировать. В течение 1-2 дня он был госпитализирован в терапевтическое отделение Увинской РБ, Предварительный диагноз до госпитализации: гипертоническая болезнь, железодефицитная анемия 3 степени неутонченной этиологии. Запись в его карте от ***— ее запись. Хронический обструктивный бронхит средней степени тяжести, дыхательная недостаточность, ИБС, атеросклеротический кардиосклероз, сердечная недостаточность, аневризма брюшной аорты, железодефицитная анемия, ЖКБ. Психических заболеваний она у него не заметила. Ее он встретил доброжелательно, агрессию не проявлял, на вопросы отвечал. Дал себя осмотреть. Неадекватных поступков, действий, которые не свойственны здоровому человеку, он не совершал. От него запаха алкоголя она не почувствовала. Бросилось в глаза, что пожилой человек проживает один, дома не совсем чисто, были вымыты полы, был одет прилично, в обычную одежду.

Свидетель ***12, допрошенная в судебном заседании от ***, показала, что она как социальный работник ходила к ***2 полтора года до его смерти. Он был нормальным дедом, с ней он обращался и общался хорошо. Ему было 85 лет. На ее взгляд, у него психических отклонений не было. С ней разговаривал нормально, на вопросы отвечал. С ней не ругался, знал, когда она придет, ждал. Она ходила к нему каждый день. В выходные у него был ***5, который даже в рабочие дни после ее ухода приходил. В ее обязанности входило приготовить, накормить, вызвать врача, если плохо станет деду, судно вынести, уборку сделать. Из больницы его привезли, мыли его с ***5 В августе 2016 года ***2 лежал в больнице, выписался. В октябре уже его не стало. В магазин ходить он не мог, продукты питания покупала она, пенсию приносили ему домой, расписывался за нее он ***4. У нее в дневнике тоже ***4 расписывался. Из магазина она ему чеки приносила, он говорил, что не надо, что доверяет. Деньги он понимал. Один раз ему пенсию мало принесли, 10000 рублей не донесли. Время он понимал. Он знал, что в своем доме живет, знал, что у него жена есть, что не родная дочь, говорил, что в 7-летнем возрасте принял ее, что внук жил. Он все помнил, как раньше жил, как жену увезли, сказал, что она упала, сознание потеряла, дочери позвонили – увезли ее. Он говорил, что завещание написал на ***20. ***4 сказал, позже и ***20 подтвердил. О содеянном ***2 не сожалел, сказал, что правильный выбор сделал, решение принял ***4. Говорил, что ***20 хорошо за ним ухаживает, как сын. Когда она стала приходить, у ***2 мера была, четушечку за 2 дня выпивал. Он выпьет стопочку при ней, аппетит поднимался, кушал. Она не может сказать, что он алкоголиком был.

Свидетель ***13, допрошенная в судебном заседании от ***, показала, что с ***2 стала общаться в январе 2015 года, когда у него газ отрезали. Он говорил: «Бросили меня. Оставили меня». Он обижался. Часто очень рассказывал о прошлом. Она к нему приходила, по полтора часа сидела, разговаривали. Он рассказывал о себе, как работал. Она не замечала за ним странностей. Он, единственное, что путал- дни недели, так как дома сидел. Телевизор смотрел. Что злоупотреблял спиртным, она сказать не может. Покушал, выпил- спать лег. Чтоб валяться, чтоб компании были- не было такого. С 2003 года пьянок, гулянок в его доме не было. Он 2 раза рассказывал, что ездили к нотариусу писать завещание. Он обижался на родственников, что оставили его одного, что чужие люди оказывают помощь. Начинал про родственников говорить- плакать начинал. Говорил, что никому ничего не достанется родственникам, раз не ухаживают. Что чужие люди лучше родных. На него невозможно было оказать давление, повлиять. Он был с характером мужчина.

Свидетель ***14, допрошенная в судебном заседании от ***, показала, что работала с ***2 с 1965 года в дорожном участке. ***2 работал на экскаваторе до пенсии. После пенсии долго работал на Подмое. Последний раз были вместе на празднике ***, когда ветеранов собирали. ***2 привез ***5— председатель Совета пенсионеров дорожного предприятия. Он за ним смотрел, привозил, увозил. С ***2 сидели за столом 9 мая вместе. Он сказал, что сделал завещание на ***20. Ей он сказал, что больше некому. Сказал: «Меня одного оставили, бросили. За мной ухаживает ***5». ***2 каким раньше был, так же шутил, был нормальным. За столом ***4 себя обслуживал, ***4 кушал, ***4 ходил. Он все вспоминал, как раньше работали, как дружно было. Дату, день, какой праздник- ***2 знал. Он ориентировался во времени, в пространстве, был нормальным. Его быстро не уговоришь, он своей головой думал. На работе ***2 спиртное не употреблял, нареканий со стороны работодателя на него не было, были только грамоты. На пенсии не видела, чтобы он употреблял.

Свидетель ***15, допрошенная в судебном заседании от ***, показала, что ***2 знала с 1974 года, вместе работали в ДРСУ, на пенсии он еще работал на АБЗ сторожем. Охарактеризовать его может только с положительной стороны, он не пил, на работе в нетрезвом виде не появлялся, не ругался, был спокойный мужчина. На пенсии встречались на праздниках в ДРСУ. ***5 после субботника всегда завозил пенсионеров видаться с ***2. Заезжали, чай пили, разговаривали. На вопросы ***2 отвечал адекватно. Спросишь-ответит, невпопад не отвечал. Выходок, не свойственных здоровому человеку, не было. Всех помнил по имени-отчеству. Память хорошая была. Во времени, в пространстве он ориентировался. Мог сказать, что вчера было, что месяц назад было, когда соседка приходила, с соц. обслуживания когда приходили. Счет деньгам он понимал, рассказывал, как расходовал пению. О завещании он говорил ***, что написал на ***5 На пенсии ***2 не злоупотреблял спиртными напитками. На праздниках она не видела, чтоб он пил.

Свидетель ***16, допрошенный в судебном заседании от ***, суду показал, что до *** он совмещал должности врача психиатра и врача нарколога. Работа у него в поликлинике. По необходимости консультирует стационарных больных. *** консультировал ***2, который предъявлял жалобы на плохой сон и раздражительность. ***2 был в сознании, ориентирован был достаточно, раздражителен, на вопросы отвечал кратко, односложно. Бреда и галлюцинаций на момент осмотра не было. Память и интеллект со снижением, однако не достигающим уровня деменции, т.е. навыки были сохраненные. Для его возраста совсем не плохо. Ему было 85 лет. Снижение интеллектуальное было, но ***4 деменции не было. ***2 он назначил витамины и элзепам – снотворное. 3 дня ему поставили. Видимо, сон восстановился, в дальнейшем его(***16) помощи не потребовалось. Осматривал ***2 один раз. ***2 был дееспособным. Патология была: снижение интеллекта и нарушение поведения, но это обычное явление у лиц пожилого возраста. Полиорганные изменения, сосудистая патология присутствует у всех. Они жить в обществе не мешают. Он был ориентирован в достаточной степени. На учете у нарколога ***2 не состоял, по учетам не проходил.

Свидетель ***4 Т.Л., допрошенная в судебном заседании от ***, показала, что ***1— ее родная тетка, ***2 она знала всю свою жизнь. Отношения всегда с ним были хорошие. Когда ***1 упала, думали, что сломала тазобедренную кость. До этого она была инвалидом, у нее сахарный диабет. ***2 приехал к ней (***4 Т.Л.) на мотоцикле в феврале-марте 2012 года, сказал, что ***1 заболела. К ним никто не ходил. ***1 лежала. На понедельник вызвали врача. Врач приехал, сказал, что нужно сдать анализы. Она (***4 Т.Л.) предложила позвонить дочери Вале, но ***1 сказала, что дочери пока звонить не надо. Она ходила неделю ее лечила, приходила медсестра, взяла кровь. Через 5 дней она позвонила Вале, та приехала и повезла мать в больницу. В больнице сказали, что ее оставлять нельзя. Так ***2 остался один. Она ходила в течение 2-х лет к нему: стирала, мыла, убирала, садила огород, чтоб он не думал, что он брошенный. Настал период, когда он не мог один, из соц.обеспечения он не пускал, все думал, что ***1 приедет. Он стал пить пиво, она ругалась. Потом по четушке стал пить, но в усмерть он не упивался, не падал. Потом он стал болеть. Зимой в 2014 году у него взорвался газ. Она его наругала, он на нее накричал. Она сказала ему, что больше ходить не будет, позвонила в ДРСУ Бесогоновой, что он остался один. Потом не стала ходить. После нее за ***2 ухаживал ***5***2 инвалидом не был, он ничем не болел, здоровье у него было отличное. К февралю 2015 года его положили в больницу, с ним было очень плохо: он был потерянный и больной. Неадекватных поступков, ответов невпопад она у него не замечала. Раздражительность у него появилась в связи с такой жизнью, он понимал, что один остался. Злость появилась. Он обижался на родственников со стороны жены и на нее (***4)обижался, что она так же сделала.

Свидетель ***17, допрошенная в судебном заседании от ***, показала, что ***2 знала лет 30. В конце 2014 или 2015 года позвонила ***4 Т.Л., сказала: «Помоги ***2, его оставили одного. Он меня сейчас не пускает. Может, к ***20 подойдешь, может он к нему подход найдет». Ей соседка сказала, что у него котел взорвался, он сейчас находится в холоде. Она позвонила ***20, он съездил к нему, посмотрел. С этого времени она была у ***2, он ее узнал, по имени- отчеству. Дома было грязно, готовить ***2 не мог. ***20 позвонил приемной дочери ***6, та сказала: «У меня нет отца». Решили, что надо отправить ***2 в приют в Вишуре, для этого надо обследовать, положили в больницу. Он в больнице пролежал, ему исполнилось 85 лет, они ходили его поздравляли. Он радовался, говорил, что только на дорожников и надеется. Потом ***2 сказал, что в Вишур не хочет, сказал, что дома лучше. Его уговаривали, но он не согласился. ***20 организовал субботник, заказал тракторную тележку, в доме и во дворе все прибрали, мусор вывезли. Потом ***20 нашел соц. работника, Лидия к 10 часам приходила, готовила кушать, а ***20 и соседи- кто вечером, кто по выходным ходили. Купанием занимались ***20 и соц. работник. У ***2 была диарея. Потом ***20 начал возить его к себе в баню. Полностью за дедом ухаживал. ***2 про ***20 говорил: «Это хозяин у меня в доме. Все его будет». ***2 говорил, что он для него как сын, даже плакал. Он доволен был, он ожил, когда они появились. ***2 все говорил: «Дорожники меня не бросят». Организацией похорон ***2 полностью занимался ***5 Приезжал на похороны только сын ***6, ***4 не было. ***4 говорила, что «мать как овощ лежит», что «дома наверное уже все растащили». О завещании она (Бесогонова) узнала в день похорон от пенсионера Буркова, который сказал, что ***2 написал завещание, сказал, что они встретились в магазине, ***2 сказал, что уговорил ***20, чтоб написать на него завещание. ***2***4 ей говорил: «Я ему завещание оставлю», когда она к нему заезжала. Он был адекватным. Был подавлен, что его бросили. Где что в доме лежит, он знал, показывал. Время он понимал, дни он помнил. Он много не пил, да и кто ему даст много выпить. Он и меру знал, говорил: «Хватит».

Свидетель ***18, допрошенная в судебном заседании от ***, показала, что ***5— председатель первичной ветеранской организации, за каждого из них болеет как за родного человека, поздравляет каждого с днем рождения. Когда узнал, что ***2 заболел, всех просил чем-нибудь помочь. Он ухаживал за ***2 Последнего она знала более 30 лет, работали в одной организации. Он был общительным, внимательным человеком, веселым. Пока работал до ухода на пенсию, общались с ним по работе. После выхода на пенсию встречались в те дни, когда ***5 собирал на всякие мероприятия в организации. Общались с ***2 на чаепитии ко дню пожилых людей и ко дню Победы в 2015 г. ***2 был адекватным, нормальным человеком, общительным. Он знал всех ее детей по именам, мужа, спрашивал, чем он занимается, спрашивал у нее про состояние здоровья, т.к. она ушла на пенсию по болезни. На праздники ***2 приходил чистеньким: галстук, рубашка, костюмчик отглажены. Она с ним общалась, ничего невпопад он не говорил, несуразицы не нес, адекватно общался. Каким она его знала, когда он работал, таким он и был. Возрастные изменения были: похудел, поседел. ***2 был нормальным человеком, не запойным, не опустившимся. В 2015 году ему юбилейную медаль вручали на предприятии. ***5 их фотографировал в красном уголке, ***2 был довольным, всех обнимал.

Свидетель ***19, допрошенный в судебном заседании от ***, показал, что ***2 лежал в больнице в феврале 2015 года и в июле 2016 года. В феврале 2015 года он выписан был с диагнозами: гипертоническая болезнь, ИБС, анемия, хронический обструктивный бронхит – болезнь легких обострение. Он с ним общался, обычный дед, вполне адекватный в сравнении со всеми людьми примерно его возраста. Ему было под 90 лет. Он в палате лежал один. Считает, что имевшиеся у ***2 заболевания не могли повлиять на принимаемые им решения, к примеру, написать завещание. С 19 июня по ******2 был на лечении с диагнозом: анемия тяжелой степени (низкий гемоглобин), тромбоцитопения (снижение тромбоцитов крови), ИБС, хронический обструктивный бронхит, обострение. Выписывался с тем же самым, еще ЖКБ (камни в желчном пузыре нашли). *** он умер в хирургическом отделении, судя по карте, у него был закрытый перелом шейки бедра тазобедренного сустава со смещением.

В соответствии с частью 1 статьи 79 ГПК РФ при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу.

В силу части 3 статьи 86 ГПК РФ заключение эксперта для суда необязательно и оценивается судом по правилам, установленным в статье 67 данного Кодекса.

Пунктом 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от *** N 23 О судебном решении разъяснено, что заключение эксперта, равно как и другие доказательства по делу, не являются исключительными средствами доказывания и должны оцениваться в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами (статья 67, часть 3 статьи 86 ГПК РФ). Оценка судом заключения должна быть полно отражена в решении. При этом суду следует указывать, на чем основаны выводы эксперта, приняты ли им во внимание все материалы, представленные на экспертизу, и сделан ли им соответствующий анализ.

Определением суда от *** по делу была назначена посмертная судебная комплексная психолого-психиатрическая экспертиза, перед экспертами были поставлены следующие вопросы: 1/ Какими заболеваниями страдал ***2 на момент совершения им завещания *** в пользу ***5? 2/Учитывая индивидуальные и возрастные особенности ***2, его заболевания, психическое состояние, условия, в которых происходило совершение завещания, мог ли ***2 понимать значение своих действий и руководить ими на момент совершения им завещания *** в пользу ***5? 3/ было ли волеизъявление ***2 свободным на момент подписания завещания с учетом его возраста, состояния здоровья, индивидуально-психологических особенностей? Проведение экспертизы поручено экспертам БУЗ и СПЭ УР «Республиканская клиническая психиатрическая больница МЗ УР», которые предупреждены об ответственности по ст.307 УК РФ. В распоряжение экспертов были представлены: Медицинская карта амбулаторного больного ***2***, медицинские карты стационарного больного ***, ***, ***, истории болезни ***,1560,1560, материалы гражданского дела ***, фотографии, личное дело ***2 из БУСО УР «Комплексный центр социального обслуживания населения ***».

Согласно заключения от ****** (л.д.120-133) комиссия экспертов пришла к заключению, что ***2 на момент подписания им завещания 29.01.2016г. в пользу ***5 обнаруживал психическое расстройство в форме органического расстройства личности в связи со смешанными заболеваниями головного мозга (по МКБ10: F07.08). Как следует из представленных свидетельских показаний, с 2012 года у ***2 отмечается изменение преморбидного (доболезненного) поведения со снижением общего уровня социального функционирования, частичной утраты прежних знаний и умений с потребностью постороннего ухода и контроля. На фоне злоупотребления алкоголем и ухудшения общего соматического состояния (обострения хронической обструктивной болезни легких, гипертонической болезни) в 2015 году описаны значительные астенические проявления (повышенная истощаемость, ослабленность, физическая и психическая утомляемость) с грубой бытовой несостоятельностью, запущенностью, обусловившие обращение окружающих за медицинской по мощью для ***2 ATI. При стационарном лечении, стабилизации соматических показателей при личном осмотре психиатром у ***2 12.02.2015г. констатированы недементные (не достигающие уровня слабоумия) когнитивные нарушения со снижением интеллекта и памяти на фоне заострения личностных черт, снижения критических возможностей, без уточнения степени выраженности (умеренные, либо легкие). После стационарного лечения в 2015г. до момента подписания завещания по показаниям свидетелей ***2 обнаруживает психические нарушения в виде запамятования (путал дни недели, терял вещи) при сохранении в памяти имен достаточно широкого уровня лиц, с которыми раньше взаимодействовал, воспроизведения событий накануне, инертности мышления и поверхности суждений с необходимостью разъяснения, ослабления критической оценки отдельных деталей ситуаций при последующем корригировании умозаключения (не мог понять сумму долга за газ, вместо 20000 рублей платил 2000 рублей, необходимости покупки нового газового котла, был ограничен в способах решения бытовых проблем, но прислушивался к мнению других, самостоятельно принимал окончательное решение, мог контролировать размер пенсии, расходовать по своему усмотрению), своеобразного личностного рисунка поведения с огрублением высших эмоций, усилением эгоцентризма, скупости, сужения интересов, круга общения, вспыльчивости, грубости, не достигающих степени отчетливо выраженного психопатоподобного синдрома, при способности поддержания общения с окружающими и внешне упорядоченного поведения, что в сочетании со снижением зрения ограничивало независимость в повседневной жизни с потребностью поддержания другими лицами его возможностей самообслуживания, поддержания социальных контактов, свободы ориентации при возможности оставления на несколько часов и суток без постоянного ухода и надзора. Указанные психические нарушения расценены комиссией в степени умеренно выраженного психоорганического синдрома, которые не препятствовали достаточно целостному критическому осмыслению сложившейся ситуации (остался без попечения родных, понимания в нуждаемости в посторонней помощи, обеспокоенность о будущем, выбора лица, действительно осуществляющего и организующего уход за ним), понимания сложившихся семейных отношений (характер родства, помнил о супруге, о ее состоянии здоровья, испытывал обиду на дочь), проговаривал в момент подписания и в последующий период существо юридически значимого акта, предмет и лицо, которому завещал имущество, причины для такого решения. Таким образом, ***2 на момент подписания им завещания 29.01.2016г. в пользу ***5 мог понимать значение своих действий и руководить ими. В материалах гражданского дела не представлены объективные сведения о том, что ***2 при жизни обладал такими индивидуально-психологическими особенностями личности как повышенная внушаемость, подчиняемость и излишняя доверчивость в отношениях с окружающими, которые могли бы обусловить у него «порок воли» и препятствовать свободному волеизъявлению. Имеющиеся у ***2 индивидуально-психологические особенности следует рассматривать в контексте выявленного у него психического расстройства.

Оценив в совокупности все представленные сторонами доказательства, показания свидетелей, медицинские документы ***2, заключение судебно-психиатрической экспертизы, суд приходит к выводу об отсутствии оснований для признания оспариваемого завещания недействительным ввиду отсутствия доказательств, подтверждающих, что в момент составления завещания ***2 не мог понимать значение своих действий и руководить ими.

Суд не находит оснований не доверять выводам указанной выше экспертизы, поскольку она была назначена и проведена в соответствии с нормами действующего законодательства, подготовлена компетентными специалистами в соответствующей области медицины, имеющими образование и длительный стаж работы в указанной области, которые в установленном законом порядке были предупреждены об уголовной ответственности по статье 307 Уголовного кодекса Российской Федерации. Основания для сомнения в беспристрастности и объективности экспертов отсутствуют. Каких-либо неясностей, противоречий в заключении комиссии экспертов не имеется. При проведении экспертизы были проанализированы все представленные материалы дела. Выводы экспертного заключения последовательны, изложены достаточно полно и ясно с учетом поставленных в определении суда вопросов, научно обоснованы, не противоречат материалам дела, согласуются с другими доказательствами по делу, в том числе с показаниями свидетелей- врачей БУЗ УР «Увинская РБ» МЗ УР» ***16, ***11, ***19, а также свидетелей ***12, ***13, ***14, ***15, ***4 Т.Л., ***17, ***18 Из показаний данных свидетелей усматривается, что поведение ***2 в период до и после составления и удостоверения завещания, вплоть до кончины, было адекватным, он ориентировался во времени и окружающей обстановке, помнил прошлые события и понимал сложившуюся вокруг него ситуацию, был волевым человеком, со своим собственным мнением, но в силу возраста нуждался в посторонней помощи. Показания указанных свидетелей относительно психического состояния наследодателя не противоречат друг другу.

Судом установлено, что ***2 имел твердое намерение при жизни оставить принадлежащее ему имущество ***5, о чем открыто говорил окружающим, что подтвердила свидетель ***17, и в подтверждение чего оформил завещание, выразил свою волю в установленном законом порядке. Согласно тексту завещания от *** нотариусом проверена личность завещателя и его дееспособность, завещание записано нотариусом со слов ***2, прямо и четко выражена его воля на распоряжение всем своим имуществом на случай смерти конкретному лицу, прочитано завещателем до подписания и собственноручно подписано им, при этом отметки о присутствии иных лиц при удостоверении завещания в нем отсутствуют. Указанное завещание является законным и действительным.

Оценив представленные в материалы дела доказательства, с учетом установленных по делу обстоятельств, суд приходит к выводу о том, что ***2 на момент составления и удостоверения завещания не имел психического расстройства, которое препятствовало критическому осмыслению сложившейся ситуации и могло повлиять на волеизъявление лица при совершении сделки, завещатель находился в таком состоянии, при котором был способен понимать характер и значение своих действий и руководить ими. При жизни завещатель на учете у нарколога и психиатра не состоял, не был признан недееспособным.

Доводы представителя истца о злоупотреблении ***2 спиртными напитками также в ходе судебного разбирательства подтверждения не нашли. Свидетели ***14, ***15, ***17, ***18, знавшие наследодателя еще по работе в дорожном предприятии, суду показали, что ***2 на работе не пил, и на пенсии не злоупотреблял, мог выпить, но знал меру. Свидетели ***12 (социальный работник), ***13 (соседка), ***4 Т.Л.(племянница истца) также показали суду, что ***2 выпивал, но всегда знал меру, сильно никогда не напивался, компаний в доме у него не было. В связи с этим к показаниям свидетелей ***6 А.Г. (внук истца) и ***6 В.Л. (дочь истца) о том, что ***2 часто и сильно пил, устраивал скандалы, суд относится критически.

Доводы представителя истца о нарушении порядка составления, подписания и удостоверения завещания, суд находит голословными и не принимает их во внимание по следующим основаниям. Сторона истца в заявлении об изменении оснований иска ссылается на факт нахождения ***5 в кабинете нотариуса в момент составления, подписания и удостоверения завещания ***2 Однако как пояснила нотариус ***3, после выяснения причины обращения ***2 к нотариусу- составление завещания и установления личности ***5, на которого завещатель хотел составить завещание, ***5 был удален из кабинета и в момент составления, подписания и удостоверения завещания не присутствовал. Стороной истца доказательств, опровергающих пояснения нотариуса, не представлено. Доводы представителя истца построены лишь на первоначальных пояснениях ответчика ***5 в судебном заседании от ***, согласно которых он, якобы, все видел, был там в помещении. Однако из последующих пояснений ответчика следует, что он действительно был в помещении нотариуса, расположенном по адресу: УР, ***, помещение 4, однако в момент составления, подписания и удостоверения завещания находился не в кабинете нотариуса, где совершалось нотариальное действие, а в коридоре этого помещения. Из пояснений ***5 следует, что он присутствовал лишь при выяснении нотариусом причины обращения ***2 в нотариальную контору и установлении личностей явившихся к нотариусу лиц, после чего он вышел в коридор. Согласно представленного нотариусом плана помещения, помещение 4 по адресу: *** состоит из кабинета, коридора, санузла, вход в помещение- через крыльцо(л.д.163-164).

В соответствии со ст. 48 Основ законодательства РФ о нотариате, нотариус отказывает в совершении нотариального действия, в том числе, если совершение такого действия противоречит закону, сделка не соответствует требованиям закона, документы, представленные для совершения нотариального действия, не соответствуют требованиям законодательства. В данном случае у нотариуса ***3 оснований для отказа в совершении нотариального действия не было, ее действия соответствовали требованиям действующего законодательства, в том числе Методических рекомендаций по удостоверению завещаний, принятию нотариусом закрытого завещания, вскрытию и оглашению закрытого завещания, утвержденных Решением Правления ФНП от 01-***, Протокол N 04/04. Доводы стороны истца о том, что нотариус должна была знать о наличии супруги у ***2 и, услышав от последнего о том, что у него нет родственников, должна была усомниться в дееспособности ***2, основаны на неправильном толковании норм права, поскольку обязанности выяснять наличие близких родственников у завещателя на нотариуса законом не возложено, а необходимое разъяснение положений ст.1149 ГК РФ о праве нетрудоспособных иждивенцев на обязательную долю в наследстве нотариусом было сделано.

Доводы представителя истца о заинтересованности нотариуса в совершении сделки также являются голословными и ничем не подтверждены. В судебном заседании от *** нотариус ***3 высказала свое субъективное мнение по рассматриваемому делу, однако до удостоверения завещания ***2 и ***5 она не знала, о возникшем споре узнала после заведения наследственного дела, и сторона истца это не опровергла. Каких-либо нарушений в действиях нотариуса при составлении, подписании и удостоверении завещания ***2 суд не усматривает.

Таким образом, оснований для удовлетворения исковых требования истца и признания недействительным завещания ***2, удостоверенного *** нотариусом нотариального округа «******» ***3, применения последствий недействительности сделки судом не установлено.

Поскольку суд в удовлетворении исковых требований отказывает, то и оснований для удовлетворения ходатайства истца о возмещении судебных расходов не имеется, каких-либо документов по несению судебных расходов истцом не представлено.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.194-199 ГПК РФ, суд

Р Е Ш И Л:

Исковые требования ***1 к ***5 о признании недействительным завещания ***2, удостоверенного *** нотариусом нотариального округа «***» ***3, и применении последствий недействительности сделки- оставить без удовлетворения.

В удовлетворении ходатайства истца о взыскании с ответчика судебных расходов- отказать.

Решение может быть обжаловано сторонами в Верховный Суд УР в течение одного месяца со дня его принятия судом в окончательной форме через Увинский районный суд.

В окончательной форме решение принято ***.

Судья- В.А.Ёлкина