Статья 308. Стороны обязательства

1. В обязательстве в качестве каждой из его сторон — кредитора или должника — могут участвовать одно или одновременно несколько лиц.

Недействительность требований кредитора к одному из лиц, участвующих в обязательстве на стороне должника, равно как и истечение срока исковой давности по требованию к такому лицу, сами по себе не затрагивают его требований к остальным этим лицам.

2. Если каждая из сторон по договору несет обязанность в пользу другой стороны, она считается должником другой стороны в том, что обязана сделать в ее пользу, и одновременно ее кредитором в том, что имеет право от нее требовать.

3. Обязательство не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон (для третьих лиц).

В случаях, предусмотренных законом, иными правовыми актами или соглашением сторон, обязательство может создавать для третьих лиц права в отношении одной или обеих сторон обязательства.

Комментарий к Ст. 308 ГК РФ

1. Сторонами в обязательстве являются должник и кредитор — лица, известные частному праву Древнего Рима. При этом как на стороне должника, так и на стороне кредитора может выступать не только одно, но и два и более лиц. В последнем случае обязательства определяются как обязательства с пассивной (на стороне должника), активной (на стороне кредитора) или смешанной (как на стороне должника, так и на стороне кредитора) множественностью лиц. В связи с этим обязательства классифицируют на солидарные и долевые. В Древнем Риме если предмет обязательства был делим, то «обязательство дробилось между несколькими участниками. Если желали возложить ответственность на каждого из должников во всем объеме или предоставить право требования каждому из кредиторов во всем объеме, то это должно было быть положительно оговорено в сделке (договоре, завещании)» <1>. Такие обязательства являются солидарными.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (495) 150-27-42 (Москва и МО)
8 (812) 245-38-13 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 500-46-57 (Регионы РФ)

———————————
<1> Римское частное право: Учебник / В.А. Краснокутский, И.Б. Новицкий, И.С. Перетерский и др.; под ред. И.Б. Новицкого, И.С. Перетерского. М.: Юристъ, 2004.

2. Понятие «третьи лица», используемое в п. 3 комментируемой статьи, является достаточно широким и применяется не только в гражданском праве, но и в других отраслях, например, в гражданском процессе используется термин «третьи лица, заявляющие или не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора». Наиболее известным исследованием о правовом положении третьих лиц является докторская диссертация М.И. Брагинского «О влиянии действий других (третьих) лиц на гражданское правоотношение» <1>, в которой автор использовал конструкцию «другие (третьи) лица».

———————————
<1> Брагинский М.И. О влиянии действий других (третьих) лиц на гражданское правоотношение: Дис. … докт. юрид. наук. Уфа, 1961.

В науке и в законодательстве третьи лица понимаются в качестве как лиц, которые выступают представителями сторон, так и лиц, которые участвуют на стороне должника или кредитора. При этом обязательство не может создавать обязанностей для третьих лиц, а порождает исключительно права в случаях, предусмотренных федеральным законодательством, указами Президента РФ, постановлениями Правительства РФ или соглашением сторон.

Предоставление в рамках обязательства прав третьим лицам не влечет изменение сторон в обязательстве, в том числе уступку прав требования, перевода долга. Статья 430 ГК РФ содержит конструкцию договора в пользу третьего лица как договора, в котором стороны установили, что должник обязан произвести исполнение не кредитору, а указанному или не указанному в договоре третьему лицу, имеющему право требовать от должника исполнения обязательства в свою пользу.

Предоставление прав по договору третьему лицу не освобождает стороны договора от взаимных обязанностей. Так, если по договору поставка осуществляется третьему лицу (получателю), то лицом, обязанным оплатить товар, является покупатель, а не получатель, на что указывают и многочисленные примеры судебной практики (Постановления ФАС Волго-Вятского округа от 21 января 2008 г. по делу N А43-621/2007-10-15, ФАС Поволжского округа от 25 февраля 2010 г. по делу N А49-1636/2009).

В том случае, если законом, иными правовыми актами или соглашением сторон не предусмотрено, что обязательство может создавать для третьих лиц права в отношении одной или обеих сторон обязательства, не возникает и процессуальных прав, связанных с обязательством сторон по договору.

Так, поскольку акционер не является стороной по договору о ведении реестра акционеров, в судебной практике возник вопрос: вправе ли он обращаться в суд с иском об устранении последствий ненадлежащего ведения реестра акционеров или о признании недействительным договора между регистратором и эмитентом? В п. 37 Постановления Пленума ВАС РФ от 18 ноября 2003 г. N 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах» <1> разъяснено, что акционеры могут предъявлять иски в случаях, предусмотренных законодательством.

———————————
<1> Вестник ВАС РФ. 2004. N 1.

Возможность акционера обратиться с иском о признании договора о ведении реестра акционеров недействительным законодательством не предусмотрена. В связи с этим суды отказывают в исках акционерам, требующим признания договора между эмитентом и регистратором недействительным (Определение ВАС РФ от 14 февраля 2008 г. N 16789/07 по делу N А27-15397/2003-2).

3. В Концепции совершенствования общих положений обязательственного права России намечены основные направления совершенствования норм об участниках обязательственных правоотношений. Неполнота норм, определяющих понятие и стороны обязательства, вызывает определенные сложности в практике их применения и порождает противоречивую судебную практику, в частности, по вопросам о возможности квалификации в качестве обязательств правоотношений, связанных с применением реституционных последствий по недействительной сделке, и уступки права требования применения таких последствий; о соотношении договорных и кондикционных обязательств; о правовой природе и квалификации обязательств, возникающих из преддоговорных контактов сторон.