Статья 1412. Объекты интеллектуальных прав на селекционные достижения

1. Объектами интеллектуальных прав на селекционные достижения являются сорта растений и породы животных, зарегистрированные в Государственном реестре охраняемых селекционных достижений, если эти результаты интеллектуальной деятельности отвечают установленным настоящим Кодексом требованиям к таким селекционным достижениям.

2. Сортом растений является группа растений, которая независимо от охраноспособности определяется по признакам, характеризующим данный генотип или комбинацию генотипов, и отличается от других групп растений того же ботанического таксона одним или несколькими признаками.

Сорт может быть представлен одним или несколькими растениями, частью или несколькими частями растения при условии, что такая часть или такие части могут быть использованы для воспроизводства целых растений сорта.

Охраняемыми категориями сорта растений являются клон, линия, гибрид первого поколения, популяция.

3. Породой животных является группа животных, которая независимо от охраноспособности обладает генетически обусловленными биологическими и морфологическими свойствами и признаками, причем некоторые из них специфичны для данной группы и отличают ее от других групп животных. Порода может быть представлена женской или мужской особью либо племенным материалом, то есть предназначенными для воспроизводства породы животными (племенными животными), их гаметами или зиготами (эмбрионами).

Охраняемыми категориями породы животных являются тип, кросс линий.

Комментарий к Ст. 1412 ГК РФ

1. Закон о селекционных достижениях определял свое главное понятие следующим образом: «селекционное достижение — сорт растений, порода животных» (абз. 2 ст. 1); в Основах гражданского законодательства Союза ССР и республик это «новые сорта растений и новые породы животных» (ст. 152).

Глава 73 ГК РФ не содержит определения понятия «селекционное достижение». В качестве исходной категории Кодекс использует понятие не селекционного достижения, а объекта интеллектуальных прав на селекционные достижения, признавая таковыми сорта растений и породы животных, являющиеся результатами интеллектуальной деятельности, зарегистрированные в Государственном реестре охраняемых селекционных достижений и отвечающие требованиям к таким зарегистрированным селекционным достижениям (п. 1 комментируемой статьи), т.е. условиям предоставления правовой охраны, условиям охраноспособности (п. 1 ст. 1408, п. 1 ст. 1413 ГК).

2. Почти во всех специальных главах части четвертой ГК РФ законодатель поступает совершенно аналогично. Так, в патентном праве объектами интеллектуальных прав признаются результаты интеллектуальной деятельности (п. 1 ст. 1349), отвечающие требованиям, предъявляемым Кодексом к изобретениям и полезным моделям как техническим решениям (п. 1 ст. 1350) и к промышленным образцам как решениям художественно-конструкторским (п. 1 ст. 1352) <1>. Поэтому для объектов интеллектуальных прав в сфере селекции иногда выстраивают аналогичную конструкцию, считая такими объектами биологические или биотехнологические «решения», отвечающие установленным требованиям к селекционным достижениям.

———————————
<1> Только в отношении такого нового и весьма своеобразного объекта, как топологии интегральных микросхем, законодатель поступает иначе — в Кодексе он непосредственно дает определение топологии (п. 1 ст. 1448); статью же «Объект интеллектуальных прав на топологию» или аналогичную ей статью ГК РФ не содержит.

Такая конструкция имеет право на существование, правда, далеко не во всех возможных случаях. Результат, «в отношении которого возможно предоставление правовой охраны в качестве селекционного достижения» (п. 4 ст. 1430 ГК), должен быть получен (создан, выведен, выявлен) творческим трудом (ст. 1410, п. 1 ст. 1411 ГК). Содержание этого труда может быть весьма различным. Протокол по биобезопасности к Конвенции о биологическом разнообразии 1992 г. <1> дал основания для разделения всех методов, используемых для получения новых биологических объектов, на две категории — «традиционные» методы селекции и иные методы, объединенные под общим названием «современная биотехнология» (см. комментарий к ст. 1412 ГК). С научно-технической точки зрения разграничение между ними, как представляется, может быть проведено следующим образом. «Традиционная селекция», т.е. «выведение и отбор», представляет собой использование для создания новых сортов или пород естественных свойств биологических объектов. Селекционер, вообще говоря, не делает ничего, что не могло бы случиться в живой природе, пусть даже вероятность этого крайне мала. Селекционер лишь организует условия для протекания природных процессов таким образом, чтобы максимально увеличить вероятность получения полезного результата, а затем выявляет, фиксирует и развивает этот результат. Полученная методами традиционной селекции группа живых организмов, отобранная по искусственным признакам, необходимым человеку, а не самому организму, практически не имеет шансов на самостоятельное выживание. Современная биотехнология, в первую очередь генная инженерия, не столько «использует», сколько преобразует природу: живой измененный организм (living modified organism), при создании которого при искусственном конструировании генома были, как отмечает Картахенский протокол, преодолены естественные репродукционные барьеры (natural physiological reproductive or recombination barriers), ни при каких естественных условиях «сам собой» появиться не может. Организм, полученный таким путем, может неожиданно оказаться способным к устойчивому воспроизводству, а его «противоестественные» свойства, вероятно, в каких-то случаях способны обеспечить ему решающие преимущества в естественном отборе.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-58-61 (Москва и МО)
8 (812) 213-20-63 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 505-76-29 (Регионы РФ)

———————————
<1> Конвенция UNEP о биологическом разнообразии, принятая в Рио-де-Жанейро 5 июня 1992 г. (аббревиатура «CBD», образованная от английского названия Конвенции — Convention for Biological Diversity, является общеупотребительной, в том числе и в русском языке — «Си-Би-Ди»), ратифицирована Российской Федерацией в 1995 г. (Федеральный закон от 17 февраля 1995 г. N 16-ФЗ). 29 января 2000 г. в Монреале был принят Протокол по биобезопасности к Конвенции о биологическом разнообразии, известный как Картахенский протокол. Российская Федерация до настоящего времени не присоединилась к Протоколу, как, впрочем, и США, Великобритания, Китай и многие другие страны, однако Картахенский протокол уже ратифицирован более чем 50 государствами — членами ООН.

С юридической точки зрения для целей постановки и разрешения проблемы возникновения, объема и характера интеллектуальных прав определяющими представляются следующие соображения. Селекционер ставит своей непосредственной целью изменение фенотипа, он добивается появления у живого организма некоторых новых внешних признаков. Какие именно признаки желательны, обычно можно сказать заранее; будет ли достигнут желаемый результат, более того, может ли он быть получен путем применения используемых средств — сказать чаще всего нельзя. Современные же биотехнологии оперируют непосредственно генотипом, добиваясь определенных, заранее запланированных изменений именно в нем и надеясь, как правило, обоснованно, что эти изменения, внесенные в генный код, приведут к нужным изменениям и в фенотипе, в комплексе внешних признаков организма. Для биотехнологических методов во многом характерно выраженное сходство с изобретательским процессом. Здесь действительно может охраняться либо результат, полученный на генном уровне, либо способ, которым этот результат может быть достигнут, в том числе повторно; именно поэтому результаты применения современных биотехнологий в принципе вполне патентоспособны в смысле изобретений. По крайней мере практика, похоже, пошла именно этим путем. Для селекционных же достижений патентом защищается нечто иное: возможность воспроизводства растений или животных, обладающих определенными внешними признаками; возможность, которая может быть реализована единственным способом — использованием растений соответствующего сорта или их частей («семян» в юридическом смысле) либо племенных животных соответствующей породы.

Гражданский кодекс РФ, как уже говорилось, принимает во внимание не содержание творческого труда, а определенный характер его результата. Если имеется объект, отвечающий признакам селекционного достижения, то обстоятельство, какой именно из возможных методов был использован для его получения, не имеет ни малейшего значения для охраноспособности <1>. Правда, это может иметь значение для выяснения, у какого именно субъекта возникает исключительное право (п. 4 ст. 1421, а также комментарий к этой статье).

———————————
<1> См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (постатейный): Часть четвертая / Э.П. Гаврилов, О.А. Городов, С.П. Гришаев и др. С. 514.

3. Селекционное достижение прежде всего должно «соответствовать своему понятию», т.е. отвечать определению сорта (для растений) или породы (для животных).

Сортом или породой, согласно Кодексу, является «группа» растений или животных, обладающая определенным комплексом признаков (подп. 2 и 3 комментируемой статьи). Слова «группа растений» (или животных) ни в коем случае не могут толковаться здесь как некоторое количество конкретных, физически реальных биологических организмов. Так, сорт растений — это идеальный объект, одна из совокупностей, определенным образом сгруппированных по некоторым признакам, ячейка классификации (a plant grouping, un ensemble vegetal; п. «vi» ст. 1 Конвенции UPOV). Сорта или породы сами по себе являются научными абстракциями. Представлены они могут быть только в реальном живом объекте. Вещественным результатом интеллектуальной деятельности в данном случае является новый, ранее не существовавший феномен объективного материального мира, живой природы, обладающий в числе прочего присущим всему живому свойством самовоспроизводства. «Достижение» селекции — не столько явление, сколько процесс; не факт, имевший место в прошлом, получения определенного объекта, характеризующегося некоторой уникальной совокупностью признаков, а практическая возможность получения в будущем в принципе сколь угодно большого числа подобных ему объектов.

4. Определение сорта растения (п. 2 комментируемой статьи) полностью следует Закону о селекционных достижениях и соответственно наследует имевшиеся в Законе неточности. Сорт «определяется по признакам, характеризующим данный генотип», хотя речь должна идти не о том, что свойства растений «характеризуют» генотип, позволяют сделать какие-то выводы о генотипе, но о том, что такие свойства следуют, «вытекают» из генотипа, являются его следствием, внешним проявлением, его «результатом» (resulting from a genotype; resultant d’un genotyp; von Genotypen ergebende). В законодательном определении породы животных тот же самый смысл выражен точнее: порода «обладает генетически обусловленными биологическими и морфологическими свойствами и признаками» (п. 3 комментируемой статьи).

Гражданский кодекс РФ не пользуется научными, биологическими понятиями сорта и породы. Он оперирует не ботаническими или зоологическими, но юридическими категориями, а именно «охраняемыми категориями». Именно поэтому в качестве сорта юридически описываются и охраняются не только такие объекты, как клоны, линии, популяции, выделяемые «внутри» сорта как его охраняемые категории, но и гибриды, ботаническими сортами вообще не являющиеся, однако, во-первых, способные соответствовать всем критериям, характеризующим понятие «сорт» с юридической точки зрения, и, во-вторых, также способные быть результатом селекционного процесса, творческого труда. Охраняемой категорией породы животных могут быть признаны зональный или производственный тип и кросс линий (аналог гибрида, результат межлинейного скрещивания или многокомпонентной схемы скрещиваний).

5. Сорт может быть представлен действительным или потенциальным растением, любой частью растения, из которой возможно получение полноценного экземпляра, «целого растения». Таким образом, Кодекс фактически использует здесь юридическое понятие семян (п. 2), формально определенное ниже (п. 2 ст. 1421 ГК), а также вводит понятие «племенной материал» (п. 3), которое объединяет племенных, т.е. предназначенных для воспроизводства породы, животных и их половые клетки — как неоплодотворенные (гаметы), так и оплодотворенные (зиготы), в том числе уже начавшие деление (эмбрионы).

Для ботанического сорта или популяции, а также для такой охраняемой категории сорта, как линия (потомство аутогамного, т.е. самоопыляемого, растения, сохраняющее его генотип), той частью растения, из которой возможно воспроизводство целого биологического объекта, как правило, выступают ботанические семена. Однако, например, для клона, воспроизводимой последовательности генетически идентичных растений, размножаемых вегетативным путем, — уже в буквальном смысле слова почти любая «часть растения», вплоть до отдельной культуры клеток, порой до единичной клетки.

Для гибридов первого поколения (F1) возникает определенная сложность: такой гибрид признается охраняемой категорией, т.е. юридически приравнивается к сорту вне зависимости от возможности клонирования — даже тогда, когда растение размножается только генеративным путем, семенами. В этом случае подобный «сорт в юридическом смысле», помимо собственно растений-гибридов, может быть представлен исходными семенами, полученными от скрещивания родительских форм (которые, естественно, являются растениями других «сортов»: линий, гибридов и т.п.), и не может быть представлен семенами «на выходе», семенами урожая, полученного от самого гибридного растения, поскольку уже во втором поколении (F2) генотип расщепляется по законам Г. Менделя и искомые признаки, как правило, обнаруживают резкую изменчивость.

6. Для того чтобы являться объектом интеллектуальных прав, факта государственной регистрации сорта или породы недостаточно. Вторым условием выступает соответствие критериям охраноспособности, устанавливаемым ГК РФ.

На первый взгляд последнее условие избыточно, оно, казалось бы, уже поглощено первым, поскольку без соответствия селекционного достижения упомянутым критериям его государственная регистрация невозможна по определению. Однако это далеко не так. Второе из обсуждаемых условий является совершенно самостоятельным; в нем, в его предъявлении к объекту правовой охраны ярко проявляется специфика селекционных достижений как вида объектов интеллектуальных прав. Для селекционных достижений законом (ст. 1442 ГК) прямо предусмотрена не только возможность обнаружения несоответствия предъявляемым требованиям, имеющего место на стадии регистрации селекционного достижения, но и реальная возможность возникновения такого несоответствия, не существовавшего ранее, в течение срока правовой охраны.

Будучи предоставлены сами себе, своей судьбе, сорт растений и порода животных рано или поздно неизбежно вырождаются. Это совершенно несвойственно иным видам объектов интеллектуальных прав. В отличие от них селекционные достижения требуют постоянной активности, целенаправленных усилий по поддержанию охраняемого сорта или породы. Гражданским кодексом РФ обязанность поддержания охраняемого сорта возложена на патентообладателя (п. 1 ст. 1440). Законодательство о семеноводстве, вынужденное оперировать всеми сортами растений, а не только охраняемыми, вводит здесь специальную фигуру оригинатора, лица, которое производит оригинальные семена и таким образом «поддерживает (сохраняет) сорт» (ст. 6 Федерального закона «О семеноводстве»). Селекционное достижение как объект правовой охраны оказывается не только «результатом» творческой деятельности по его получению, но и постоянным процессом деятельности, порой ничуть не менее творческой, по его поддержанию.

7. В описанном выше отношении селекционное достижение своеобразно, но далеко не уникально. Многие виды продукции нуждаются в постоянной работе по сохранению комплекса их привычных, традиционных качественных показателей, точнее — по постоянному воспроизводству новых объектов, обладающих этими признаками. Другое лицо, никак не связанное с первоначальным производителем, может лишь попытаться «повторить», т.е., называя вещи своими именами, подделать такой продукт. Поэтому фактическая правовая охрана осуществляется путем привязки товара к его производителю, своеобразному «оригинатору» продукта; традиционным правовым инструментом такой привязки выступает товарный знак. Механизм права на наименование селекционного достижения (ст. 1419 ГК), фигура оригинатора сорта растений, регистрируемого в установленном порядке, — все эти элементы во многом подобны охране товарных знаков. Однако этого, к сожалению, явно недостаточно; все перечисленное носит в какой-то мере вспомогательный характер. Именно здесь проявляется главное отличие селекционных достижений от других объектов интеллектуальных прав, которое, собственно, и определяет своеобразие механизма их правовой охраны.

«Вместо повторимости, присущей изобретениям, — отмечает В.А. Дозорцев, — для селекционных достижений характерна способность к воспроизводству…» <1>. Другие виды объектов могут быть скопированы, но они не способны воспроизводить себя сами. Даже имея в своем распоряжении бутылку вина или банку кофе, «размножить» их можно только путем фальсификации. В то же время, располагая, например, семенами, растение, действительно принадлежащее к искомому сорту, в очень большом числе случаев можно размножить в объеме, ограниченном только временем и техническими возможностями нарушителя интеллектуальных прав. Более того, имея семена, в принципе можно ими и ограничиться. В огромном большинстве случаев нет никакой необходимости располагать еще чем бы то ни было помимо семян, в том числе какими-либо «знаниями», информацией, ноу-хау и т.п. Здесь селекционные достижения скорее парадоксальным образом напоминают объекты авторских прав. Именно поэтому правовая охрана селекционных достижений сосредоточена не на охране «идеи» (даже в тех случаях, когда эта идея доступна для реализации посторонними лицами, как, например, это имеет место в ряде случаев для генно-инженерно-модифицированных сортов), а на регулировании производства, оборота и использования конкретной материальной субстанции, позволяющей воспроизвести растения требуемого сорта или животных нужной породы, — семян и племенного материала.

———————————
<1> Дозорцев В.Л. Охрана изобретений в СССР. М.: ЦНИИПИ, 1967. С. 39.