Статья 1444. Использование селекционных достижений

1. Реализуемые в Российской Федерации семена и племенной материал должны быть снабжены документом, удостоверяющим их сортовую, породную принадлежность и происхождение.

2. На селекционные достижения, включенные в Государственный реестр охраняемых селекционных достижений, документ, указанный в пункте 1 настоящей статьи, выдается только патентообладателем и лицензиатом.

Комментарий к Ст. 1444 ГК РФ

1. Комментируемая статья в своем роде уникальна. Во-первых, это единственная статья гл. 73 ГК РФ, в которой речь идет не о «селекционных достижениях» в узком смысле этого словосочетания (см. комментарий к ст. 1408 ГК), а о любых сортах растений и породах животных. Требование сопровождения документом, удостоверяющим сортовую принадлежность семян или породную принадлежность племенного материала, а также их происхождение, предъявляется Кодексом к субстанции, предназначенной для размножения сорта или породы, вне зависимости от их фактической правовой охраны или потенциальной охраноспособности. В отсутствие информации о фактической сортовой принадлежности реализуемых семян и о лице, вводящем семена в гражданский оборот и обязанном нести ответственность как за правдивость этой информации, так и за соблюдение прав и патентообладателей, и потребителей, эффективная защита интеллектуальных прав на селекционное достижение оказалась бы по меньшей мере крайне затруднена, если вообще возможна.

2. Удостоверение принадлежности семян или племенного материала к сорту или породе, которые охраняются патентом, не может быть осуществлено иначе как путем их идентификации, т.е. указания на наименование, зарегистрированное в Государственном реестре охраняемых селекционных достижений. «Сорт должен быть определен наименованием, которое призвано служить его общим обозначением» (п. 1 ст. 20 Конвенции UPOV) <1>. При этом присвоение другому материалу охраняемого наименования, равно как и присвоение материалу охраняемого селекционного достижения иного наименования, является нарушением прав автора и иного патентообладателя, т.е. нарушением одновременно и имущественных, и личных прав (см. комментарии к ст. 1419, 1446).

———————————
<1> В русском переводе Конвенции фраза: «The variety shall be designated by a denomination which will be its generic designation» звучит следующим образом: «Сорт должен быть обозначен наименованием, которое включает его родовое обозначение», что очевидным образом неверно. В данном случае слово «родовой» относится не к биологии, а к логике; под «generic designation», «designation generique» должно пониматься не указание на биологическую принадлежность к определенному роду, а общий термин, служащий единым обозначением для той классификационной «группы» растений или животных, которая, собственно, и является сортом (породой).

Для неохраняемых сортов и пород законодательные требования не установлены, действуют лишь общие положения об обязанности продавца предоставить достоверную информацию о товаре (ст. 495 ГК и др.) При этом, по крайней мере в розничной торговле, обязательным является доведение до покупателя информации о видовой принадлежности растения или животного (п. 78 Правил продажи отдельных видов товаров, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 19 января 1998 г. N 55).

3. Понятие «происхождение семян и племенного материала» также нуждается в специальном анализе. Прежде всего очевидно, что ни понятие «страна происхождения товара» (подп. 13 п. 5 ст. 169 НК; ст. 30 — 32 Таможенного кодекса РФ; п. 2 ст. 6 Федерального закона от 8 декабря 2003 г. N 165-ФЗ «О специальных защитных, антидемпинговых и компенсационных мерах при импорте товаров» и др.), ни понятие «место происхождения товара», наименование которого способно выступать объектом интеллектуальных прав (п. 1 ст. 1516 ГК), к данному случаю применяться не могут.

Единственным нормативным документом, который раскрывает содержание понятия «происхождение семян», в настоящее время является Порядок реализации и транспортировки семян сельскохозяйственных растений, утвержденный Приказом Минсельхозпрода России от 18 октября 1999 г. N 707. На ярлыке или ином виде маркировки помимо иных обязательных сведений должна указываться и информация о происхождении семян (п. 6.2 Порядка), а именно «наименование и адрес организации, реализующей семена» (подп. 6.2.6 «Происхождение семян»). Таким образом, с категорией «происхождение семян» связывается, разумеется, не сортовая принадлежность (для гибридов — происхождение от определенных линий), не место производства и не личность производителя. В данном случае имеет значение не биологическая, а «коммерческая родословная». «Информация о происхождении» должна позволить идентифицировать не столько производителя семян, сколько продавца, вводившего их в гражданский оборот. Для охраняемых селекционных достижений таким лицом на законном основании вправе выступать именно патентообладатель или лицензиат (п. 2 комментируемой статьи) и никто более; для неохраняемых сортов и пород — вообще говоря, любое заинтересованное лицо, готовое принять на себя ответственность и за сортовые качества, и за соблюдение интеллектуальных прав.

Для племенных животных и племенного материала пород животных, вероятно, в данном случае могла бы действовать полная аналогия. Однако — за единственным, но важнейшим исключением. Племенная продукция (материал) сельскохозяйственных животных, в отличие как от племенной продукции иных животных <1>, так и от семян и посадочного материала растений, является объектом гражданских прав, ограниченным в обороте. Она может принадлежать лишь отдельным участникам оборота, а именно гражданам и юридическим лицам, осуществляющим разведение и использование племенных животных; ее реализация возможна только гражданам и юридическим лицам, осуществляющим сельскохозяйственное производство, и только при наличии сертификата (ст. 8 Закона о племенном животноводстве); семя и эмбрионы племенных животных могут быть введены в гражданский оборот только специализированными организациями (ст. 23, 24 Закона о племенном животноводстве). Поэтому для племенного материала пород сельскохозяйственных животных законом установлен специальный правовой режим; документальное подтверждение его происхождения должно осуществляться посредством государственной регистрации племенных животных в государственной книге племенных животных и сертификации племенной продукции (ст. 18 и 19 Закона о племенном животноводстве). Кроме этого, государственной регистрации в Государственном племенном регистре подлежат и племенные стада <2>.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (495) 150-27-42 (Москва и МО)
8 (812) 245-38-13 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 500-46-57 (Регионы РФ)

———————————
<1> Федеральный закон от 24 апреля 1995 г. N 52-ФЗ «О животном мире» дает основания для разделения животного мира (совокупности живых организмов всех видов) на диких и домашних животных (абз. 2 и 3 ст. 3). При этом дикие животные классифицированы далее по условиям их обитания (в условиях естественной свободы, в полувольных условиях, в искусственно созданной среде и в неволе), а домашние подразделяются на сельскохозяйственных и «других одомашненных» животных. Федеральный закон «О племенном животноводстве» не дает определения «сельскохозяйственное животное». При этом отношения в области разведения и использования диких животных и домашних животных, не являющихся сельскохозяйственными племенными животными, регулируются иными законодательными актами (абз. 3 ст. 4); действие Закона о племенном животноводстве распространяется только на сельскохозяйственное производство (ст. 8), понятие которого и оказывается в данном случае смыслообразующим. Производство сельскохозяйственной продукции в Российской Федерации осуществляется на основании перечня, утверждаемого Правительством РФ (п. 1 ст. 3 Федерального закона от 29 декабря 2006 г. N 264-ФЗ «О развитии сельского хозяйства»), а Перечень, утвержденный Постановлением Правительства РФ от 11 июня 2008 г. N 446, руководствуется в данном случае Общероссийским классификатором продукции ОК 005-93. Таким образом, роды и виды животных, не упомянутые в п. 10 — 18 Перечня (коды 98 1112 — 98 9399 Классификатора), не могут признаваться сельскохозяйственными и не входят в предмет правового регулирования Закона о племенном животноводстве.

<2> Порядок ведения Государственного племенного регистра утвержден Приказом Минсельхоза России от 25 января 2007 г. N 43; Положение о государственной книге племенных животных (абз. 5 ст. 18 Закона о племенном животноводстве) до настоящего времени не утверждено.

4. Документом, предусмотренным п. 1 комментируемой статьи, должны сопровождаться «реализуемые» семена и племенной материал.

В отечественной цивилистической традиции термин «реализация» практически не используется; действующий ГК РФ лишь несколько раз упоминает его как синоним возмездного отчуждения (п. 3 ст. 227, п. 1 ст. 229, п. 1 ст. 297, ст. 350, п. 2 и 3 ст. 514, п. 3 ст. 530, п. 2 ст. 1180 Кодекса). Понятие «реализация товара» раскрывается налоговым правом. Реализацией товаров признается передача права собственности на товары, главным образом на возмездной основе (п. 1 ст. 39 НК).

В перечне возможных способов использования селекционного достижения (подп. 4 п. 3 ст. 1421 ГК) «реализация» не упомянута. Однако гл. 73 ГК РФ предусматривает, например, что принудительная лицензия «на использование селекционного достижения» может быть выдана соискателю в случае отказа патентообладателя «от заключения лицензионного договора на производство или реализацию семян, племенного материала» (п. 1 ст. 1423 ГК) <1>. Поскольку в комментируемой статье речь идет о реализации селекционного достижения на территории Российской Федерации, следовательно, из всех видов использования, предусмотренных п. 3 ст. 1421 ГК, «реализация» семян или племенного материала оказывается синонимом их введения в гражданский оборот, использования их собственником как объекта сделок, имеющих своим результатом переход права собственности к другому лицу, т.е. в первую очередь купли-продажи и мены.

———————————
<1> В том же контексте («производство или реализация», в своей совокупности и составляющие «использование») употреблен этот термин в п. 2 ст. 1489 и п. 1 ст. 1510 ГК РФ.

5. Документом, предусмотренным п. 1 комментируемой статьи, должны сопровождаться семена и племенной материал, реализуемые «в Российской Федерации». Возникает вопрос: может ли быть распространена категория «реализация» на семена, племенной материал, возмездно отчуждаемые собственником в целях их вывоза и последующего использования за пределами страны?

Как уже говорилось выше, содержание понятия «реализация» раскрывается налоговым правом. Налоговый кодекс РФ раскрывает и понятие «место реализации» (правда, только в целях применения гл. 21 «Налог на добавленную стоимость»), признавая таковым территорию РФ при наличии хотя бы одного из следующих обстоятельств: товар находится на территории РФ и не отгружается и не транспортируется или же товар в момент начала отгрузки или транспортировки находится на территории РФ (ст. 147 НК). Это соответствует и гражданско-правовой норме, которая признает местом исполнения обязательства передать товар известное покупателю место изготовления или хранения товара либо место сдачи этого товара первому перевозчику (ст. 316 ГК; ст. 31 Конвенции о международных договорах купли-продажи).

Таким образом, если семена растений или племенной материал предназначены для вывоза за пределы Российской Федерации и договор купли-продажи подчинен российскому праву, зарубежный покупатель в случае неполучения документов, относящихся к товару, вправе отказаться от договора (ст. 464 ГК).

6. К сожалению, в ходе работы над текстом законопроекта, коренным образом преобразившей содержание комментируемой статьи, ее название «Использование селекционных достижений», унаследованное от ст. 32 Закона о селекционных достижениях, не было изменено. Это иногда служит основанием для утверждения о том, что, несмотря на четкое и однозначное определение пределов действия правовой нормы в самом ее тексте (семена и племенной материал, «реализуемые в Российской Федерации»), требование сопровождения документом, удостоверяющим сортовую или породную принадлежность и происхождение, распространяется и на любые иные способы использования результатов селекционной деятельности, предусмотренные ГК РФ (п. 3 ст. 1421), или даже на все возможные способы их использования «любым не противоречащим закону способом» (ст. 1229). Содержание комментируемой статьи и гл. 73 Кодекса в целом не дает для такого вывода никаких оснований.

7. Вопреки часто высказываемому мнению комментируемая статья не устанавливает специального порядка документирования оборота семян сортов растений и племенного материала пород животных, «документального оформления фактов их реализации» <1>.

———————————
<1> Зенин И.А. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части четвертой. С. 412.

Речь идет об удостоверении определенных свойств и характеристик товара, а не факта совершения гражданско-правовой сделки. Гражданский кодекс РФ предусматривает возможность установления федеральным законом обязанности продавца (равно как и стороны по договору мены; п. 2 ст. 567 ГК) передать покупателю относящиеся к товару документы (п. 2 ст. 456, ст. 464 ГК). Комментируемая статья (п. 1) устанавливает именно эту обязанность.

Если документы, относящиеся к товару, не переданы незамедлительно или в течение назначенного покупателем «разумного срока», последний вправе отказаться от товара, если иное не предусмотрено договором. Иных гражданско-правовых последствий, в частности недействительности договора или права покупателя предъявить требование о соразмерном уменьшении покупной цены (ст. 480 ГК), в данном случае не наступает <1>. Не наступают и административно-правовые последствия. Широко распространенная позиция контрольно-надзорных органов: «поскольку на продавца законом возложена обязанность предоставлять покупателю те или иные документы, следовательно, продавец обязан иметь эти документы и за их отсутствие наступает административная ответственность» не имеет оснований в тексте ГК РФ.

———————————
<1> См., например: Постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 23 апреля, 2 мая 2007 г. N 09АП-4372/2007-ГК по делу N А40-71650/06-45-559, ФАС Московского округа от 10 августа 2007 г. N КГ-А40/7547-07 и Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 14 декабря 2007 г. N 16023/07, а также решение Арбитражного суда Московской области от 15 октября 2007 г. и Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 21 декабря 2007 г. по делу N А41-К1-13419/07.

Оборотная сторона: приняв товар без документов, покупатель принимает на себя и всю ответственность как перед последующими покупателями, так и перед правообладателем.

8. Комментируемая статья уникальна еще в одном отношении. Это, пожалуй, единственная статья гл. 73 ГК РФ, претерпевшая в ходе кодификации действительно принципиальные, в какой-то степени революционные изменения. В результате едва ли не самым важным для уяснения содержания правовых норм рассматриваемой статьи оказывается не столько то, что в ней есть, сколько то, чего в ней нет, то, какие именно положения отсутствуют в ее окончательной редакции по сравнению как с исходным текстом ст. 32 Закона о селекционных достижениях, так и с законопроектом, внесенным в Государственную Думу Президентом РФ.

И Закон о селекционных достижениях, и законопроект предъявляли к реализуемым семенам, племенному материалу требование сопровождения «сертификатом, удостоверяющим их сортовую, породную принадлежность, происхождение и качество». Для охраняемого селекционного достижения такой сертификат мог быть выдан «только патентообладателю или лицензиату». В итоговой редакции налицо три важнейших изменения, имеющих колоссальное практическое значение.

В первую очередь сопроводительный документ, предусмотренный комментируемой статьей, не удостоверяет более «качество» семян или племенного материала. Это имеет важное значение, поскольку, например, построение системы сертификации семян в Российской Федерации осуществлялось «в целях реализации» прежде всего Закона о селекционных достижениях <1>. Вопросы удостоверения качества продукции, точнее, ее соответствия каким-либо требованиям, как обязательным, так и добровольно принятым на себя — в одностороннем порядке или по договору, регулируются не ГК РФ, а законодательством Российской Федерации о техническом регулировании. Положения любых федеральных законов, в том числе и предусматривавшие ранее обязательность подтверждения соответствия продукции, как правило, в форме ее обязательной сертификации <2>, применяются в указанной сфере только в части, не противоречащей Федеральному закону от 27 декабря 2002 г. N 184-ФЗ «О техническом регулировании».

———————————
<1> Приказ Госстандарта России и Минсельхоза России от 21 декабря 1993 г. N 236/308 «О введении системы сертификации семенного и посадочного материала».

<2> Прежде всего правовая норма ст. 28 Федерального закона «О семеноводстве» о сертификации семян.

Как следствие — документ, которым отныне не должно удостоверяться качество реализуемых семян или племенного материала, законодательство о селекционных достижениях более не именует «сертификатом». Соответственно оказывается дезавуированным весь смысловой «шлейф» этого термина. В частности, в отличие от «сертификата» к сопроводительному документу на семена или племенной материал не предъявляется требование его выдачи или заверения третьим лицом, независимым от производителя, продавца или потребителя.

На семена охраняемого сорта (племенной материал охраняемой породы) этот документ может быть выдан только патентообладателем или лицензиатом, т.е. только тем лицом, которое имеет законное право ввести такие семена в гражданский оборот. Гражданский кодекс РФ не уточняет, кто может выдать этот документ на семена неохраняемого сорта, — в принципе это вправе сделать любое заинтересованное лицо. Ясно лишь, кто будет обязан выдать подобный документ, если он почему-либо отсутствует, — производитель партии семян, их импортер или иной продавец. Но никак не постороннее лицо, не имеющее отношения к этим семенам, как это должно было бы быть в случае сертификации.

9. Статьей 32 Закона о селекционных достижениях, название которой совпадало с названием комментируемой статьи, результаты селекции, охраняемые патентом, упоминались только в одном абзаце из семи. Остальные шесть были посвящены процедурам регистрации сортов и пород в так называемом Государственном реестре селекционных достижений, допущенных к использованию. Правда, в 1993 г. данный Закон не предусматривал в отношении использования сортов растений или пород животных никаких ограничений. Он предоставил право такого запрещения только патентообладателям и только в отношении охраняемых сортов и пород. Однако год спустя Министерству сельского хозяйства и продовольствия РФ было предложено принять меры к предотвращению распространения сортов растений, не прошедших государственное испытание и производственную проверку; такое «предотвращение» Правительство РФ посчитало одной из мер, направленных на реализацию вышеназванного Закона <1>. Позиция Правительства РФ не нашла отражения в Федеральном законе «О племенном животноводстве», однако была воспринята и воспроизведена Федеральным законом «О семеноводстве» (ст. 30 и др.).

———————————
<1> Постановление Правительства РФ от 12 августа 1994 г. N 918 «О мерах по реализации Закона Российской Федерации «О селекционных достижениях» (утратило силу; п. 2 Постановления Правительства РФ от 14 сентября 2009 г. N 735).

Исходная редакция законопроекта (правда, как это ни странно, п. 4 ст. 1421 ГК, а не настоящая статья) предполагала сохранение Государственного реестра охраняемых селекционных достижений, в который сорта растений и породы животных могли быть включены только «по результатам государственных испытаний на хозяйственную полезность». При этом законопроект предполагал, что как предложение к продаже и продажа семян или племенного материала, так и иные способы их введения в гражданский оборот могут осуществляться только после получения селекционным достижением «допуска к использованию» (см. комментарий к ст. 1421 ГК). Любопытно, что проект части четвертой ГК РФ предполагал запретить введение в оборот семян и племенного материала соответственно сортов и пород, не получивших допуска к использованию, однако никак не ограничивал ни их собственного производства селекционером, ни введения в оборот и использования, в том числе употребления в пищу, растительного материала и товарных животных. Таким образом, совершенно очевидно, что пресловутый «допуск к использованию» не имеет отношения к вопросам безопасности — ни продовольственной, ни экологической, ни санитарно-эпидемиологической, ни какой-либо иной.

Со дня вступления в силу части четвертой ГК РФ правовых оснований для существования разрешительного порядка допуска сортов растений к использованию и государственного надзора за таким использованием в тексте законодательства о селекционных достижениях не осталось. Постановлением Правительства РФ от 11 июня 2008 г. N 445 упоминание о «надзоре за использованием селекционных достижений», т.е. именно за соблюдением юридическими лицами и гражданами норм комментируемой статьи, было исключено из всех нормативных правовых актов, определяющих компетенцию Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору. Положение о патентных и иных пошлинах за совершение юридически значимых действий, связанных с патентом на селекционное достижение, с государственной регистрацией перехода исключительного права на селекционное достижение к другим лицам и договоров о распоряжении этим правом, утвержденное Постановлением Правительства РФ от 14 сентября 2009 г. N 735 (в отличие от ранее действовавшего Положения о патентных пошлинах на селекционные достижения, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 12 августа 1994 г. N 918 «О мерах по реализации Закона Российской Федерации «О селекционных достижениях»), не содержит раздела, предусматривающего уплату пошлин «по заявке на допуск селекционного достижения к использованию».

Правда, несмотря на все сказанное выше, Министерство сельского хозяйства РФ до настоящего времени продолжает настаивать на том, что процедура допуска селекционных достижений к использованию по результатам оценки их «хозяйственной полезности» по-прежнему является обязательной. Так, например, подготовка и издание ФГУ «Государственная комиссия Российской Федерации по испытанию и охране селекционных достижений» Государственного реестра селекционных достижений, допущенных к использованию, а также проведение Госкомиссией государственных испытаний селекционных достижений на хозяйственную полезность включены в Перечень целевых показателей эффективности работы федеральных бюджетных учреждений, подведомственных Минсельхозу России (приложение к Приказу Минсельхоза России от 10 июня 2009 г. N 219). А «копия свидетельства о внесении в Государственный реестр селекционных достижений допущенного к применению сорта модифицированного растения, используемого для получения корма» является необходимой для государственной регистрации генетически модифицированного корма (подп. 3 п. 2.17 Административного регламента исполнения Федеральной службой по ветеринарному и фитосанитарному надзору государственной функции по государственной регистрации кормов, полученных из генно-инженерно-модифицированных организмов, утвержденного Приказом Минсельхоза России от 6 октября 2009 г. N 466).